Американский Научный Журнал РЕЧЕВОЙ АКТ БЛАГОПОЖЕЛАНИЙ И ПРОКЛЯТИЙ В МИРОВОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Аннотация. В данной статье рассмотрены различные точки зрения мировых ученых, касающиеся речевых актов благопожелания и проклятия. Как становится ясным, благопожелания и проклятия, будучи фрагментом языковой картины, с одной стороны отражают фундаментальные основы культуры народа и его мироощущение, с другой стороны они призваны регулировать социальные взаимоотношения. В когнитивном плане проклятия можно определить как вербальную реакцию, возникшую в результате сильного эмоционально-негативного раздражения. В статье мы приходим к выводу, что поскольку благопожелания и проклятия являются передатчиками экспрессии и энергетической мощи, а также способны оказать вербальное воздействие, то их можно считать синергетическими единицами. Скачать в формате PDF
American Scientific Journal № ( 31) / 2019 55

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

РЕЧЕВОЙ АКТ БЛАГОПОЖ ЕЛАНИЙ И ПРОКЛЯТИЙ В МИРОВ ОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУР Е

Сеидова Наргиз Рамиз гызы
Доктор философии по филологии, заведующая кафедрой
Иностранных Языков факультета Международных отношений и регионоведения
Азербайджанского Университета Языков ,
г. Баку

SPEECH ACT WELL WHIS ES AND CURSES IN THE WORLD SCIENTIFI C LITERATURE

Seyidova Nargiz ramiz qizi
Phd in Philology, the Head of the Depart ement of Foreign Languages
inside the faculty of International Relations and region stidies
of the Azerbaijan University of Languages

Аннотация . В данно й статье рассмотрены различные точки зрения мировых ученых, касающиеся
речевых актов благопожелания и проклятия. Как становится ясным, благопожелания и проклятия, будучи
фрагментом языковой картины, с одной стороны отражают фундаментальные основы ку льтуры народа и
его мироощущение, с другой стороны они призваны регулировать социальные взаимоотношения. В
когнитивном плане проклятия можно определить как вербальную реакцию, возникшую в результате
сильного эмоционально -негативного раздражения. В статье м ы прихо дим к выводу, что поскольку
благопожелания и проклятия являются передатчиками экспрессии и энергетической мощи, а также
способны оказать вербальное воздействие, то их можно считать синергетическими единицами.
Abstract . This article deals with the di fferent points of view of world scientists regarding speech acts of well
wishes and curses. As it becomes clear, well -wishes and curses, being a part of the linguistic picture, on the one
hand reflect the fundamental foundations of the culture of the peopl e and t heir attitude , and on the other hand they
are called upon to regulate social relations.In a cognitive way, curses can be defined as a verbal reaction resulting
from a strong emotional negative irritation. In the article, we come to the conclusion t hat sin ce well wishes and
curses are transmitters of expression and energy power, and are also able to have a verbal effect, they can be
considered synergistic units.
Ключевые слова : благопожелания, проклятия, речевой акт, экспрессия, синергетическая едини ца.
Key words : well wishes, curses, speech act, expression, synergistic unit.

Благопожелания и проклятия являются
объектом изучения многих научных дисциплин:
лингвистики, лингвопрагматики,
социолингвистики, этнопсихолингвистики,
межкультурной коммуникации,
лингво культурологии, фольклористики, и др.
Несмотря на существующие труды,
лингвистический статус этих языковых единиц на
сегодняшний день не нашел своего четкого
определения. Для того, чтобы внести
определенную ясность в определении этих
языковых феноменов, ра ссмотрим существующие
трактовки.
Во французском языке благопожелание зв учит
как bénédiction . Согласно историческому словарю
французского языка «Le Robert» слово
“bénédiction” происходит от латинского
«benedictio», в старофранцузском «beneïçun»,
которое до ХI века означало «милость божья». В
результате семантической эволюции, а именно
расширения смысла (extension du sens) слово стало
употребляться в следующих значениях:
-добро, благо исходящее с небес;
-пожелания счастья, в ответ на благодарность;
-торжес твенное пожелание счастья, которому
придается священное таинство;
-лит ургическая церемония, проведенная с
целью сакрализации чего -либо [1:с.206].
Следует отметить, что несмотря на то, что
благопожелания, как и проклятия, являются
ценным лингвокультурологи ческим материалом,
они до сих пор не являлись объектом специального
исс ледования во французском языке.
Благопожелание присутствует и играет очень
важную коммуникативную роль в культуре разных
народов мира. Люди испокон веков желали блага
друг другу. Некото рые специалисты, полагают, что
благопожелания у разных народов восходят к
языческим обрядам призывания удачи, успеха
(Гури и др.).
Само слово «благопожелание» является
мотивированным, его легко расшифровать:
«благо+желать», то есть, желать блага, добра. П о
определению Т.А. Агапкиной и Л.Н.Виноградова,
благопожелание это «при нятая в данном социуме
устойчивая формула, содержащая пожелание добра
одним лицом в адрес другого лица» [2:с.186].
В определении М. Ч. Кремшокаловой,
благопожелание предстает как «синкр етичный
текст, репрезентирующий ценностные приоритеты,
транслирующий см ыслы, занимающие
доминирующее место в системе культуры, а также
в качестве ораторского жанра, имеющего

56 American Scientific Journal № ( 31) / 20 19
воспитательное значение в аспекте морально -
нравственных представлений, включая и р ечевое
поведение» [3:с.16].
Н.И. Формановская, исследовавшая
благопожел ания как концепт в основе речевого
акта, пишет: «Пожелание блага другому –
благоприятное моральное проявление [4:с.70].
Бытует мнение, что в основе благопожеланий
лежит вера в могучую с илу слова, вера, которая
существует с древних, дохристианских времен.
Обычно человеку желается то, что сам он
осуществить не в силах: здоровье, счастье, успех,
долгие годы жизни, достаток, везенье и прочее.
Благопожелание имеет двойную функцию:
желая добр а, мы одновременно кодируем на
защиту. Формула благопожелания - это пос ыл
положительной энергии. В своем словаре символов
К.Морель дает следующую трактовку
благопожелания: «напоминая нам о божьей
милости, сострадании и прощении,
благопожелание представляет собой ритуальный
акт, способствующий переходу энергии от учителя
к уче нику, от священника к верующему, от
высшего к низшему» [5:с.134].
Проклятие - это принятая в данном социуме
устойчивая формула, содержащая пожелание зла,
чего -либо недоброго одним лицом в адрес другого;
оно же - злопожелание, антиэтикетное пожелание.
Согл асно историческому словарю
французского языка « Le Robert » слово
“malediction ”- проклятие, от латинского
«malediction » означало «слова, призывающие гнев
божий на кого – либо. В XII веке в
старофранцузском языке существовали дублеты
этого слова: malei çon и maudi çon [6 :с.1174].
Ученые не раз находили могильные надписи с
указанием божеств на которых возлагаются
карательные функции [7:с.117].
Проклятие считалось очень сильным оружием
и имел о большую силу воздействия на людскую
психологию. О том, насколько боялись в древние
времена проклятий говорит тот факт, что
египетские писцы составлявшие документы
содержащие проклятия, не записывали ее в виде
прямой речи, опасаясь магического значения сл ов,
и того, что проклятие может затронуть их самих, а
зап исывали призываемое проклятие от имени 3 -го
лица [8:с.99].
Папа Климент V умер 20 апреля 1314 года,
король Филипп IV — 29 ноября 1314 года.
Личность Гийома де Ногарэ фигурирует в этой
легенде по ошиб ке. Ногарэ скончался за год до этих
событий, в марте 1313 года.
Трое сыновей Филиппа также разделили его
судьбу, погибнув при неизвестных обстоятельствах
с 1314 по 1328 годы и не оставив наследников, за
что в народе были прозваны «проклятыми
королями». Со смертью Карла IV, последнего из
них, династия Капетингов прервалась. Следующая
правившая династия французских королей Валуа,
родственная Капетингам, пережила огромное
количество бед: в годы Столетней войны в плену у
англичан умер Иоанн II Добрый, Карл VI ж е сошёл
с ума. Все последние представители династии
погиб ли насильственной смертью: Генрих II погиб
на турнире в 1559 году, Франциск II умер от
усердного лечения, а Генрих III был смертельно
ранен монахом -фанатиком. В династии Бурбонов
также подтверждаются случаи насильственной
смерти: основатель династии Генрих IV был убит,
а последний её представитель Людовик XVI был
обезглавлен после Великой французской
революции. По легенде, после того, как короля
обезглавили на эшафоте, какой -то мужчина
прыгнул на помо ст, окунул руку в кровь мёртвого
монарха и показал её тол пе, громко крикнув: «Жак
де Моле, ты отмщён!» [9:с.78].
Проклятие имеет силу психологического
воздействия. Хотя работ по психологии
посвященных этой теме найти не удалось, все же
эта тема затрагивает ся при рассмотрении вопросов
о внушении и самовнушении. Н апример, В. М.
Бехтерев в своей книге «Внушение и его роль в
общественной жизни» приводит множество
случаев, когда внушение становилось причиной
вполне объективных психофизических изменений в
человек е, особенно если внушение имело
религиозный или магически й характер. Ученый
пишет, что «достаточно дурного пожелания кому -
либо в ссоре, чтобы вызвать действительное
болезненное расстройство» [10:с.69].
Говоря в прошлом времени о магических
функциях тех ил и иных стандартов общения,
нельзя забывать все же о том, что речь
действительно выполняет работу по изменению
мира. Магия внутренне присуща речи, неотделима
от нее. Она обнаруживает себя не только в
тенденции «вызывать изменение внешнего мира,
вызывая дейс твие» [11:с.230], но еще и в том, что
внушает людям мысль , что это изменение и
действие возможно.
Укрепляясь постепенно в том мнении, что
магические словесные произведения непригодны
для познания мира и малоэффективны в плане
прямого воздействия на него, человек вместе с тем
все больше убеждался и убеждается в необычайных
возможностях слова в плане регуляции людских
мыслей и чувств, отношений и взаимоотношений.
Во все времена люди верили и продолжают
верить, что благопожелания приносят человеку
счастье, з доровье и успех, а проклятия приносят
несчас тье и зло.
При произнесении слов проклятия большую
роль играют не только семантика слова, но и
некоторые другие факторы, а в частности :
- личность произносящего. Например, в
Азербайджане бытует мнение, что прокл ятия
присутствуют больше всего в лексиконе п ожилых
женщин. Считается, что чаще всего сбываются
проклятия верующих, сирот и стариков.
Существует такое поверье, что даже если мать
проклянет ребенка, материнское молоко, которым
вскормлен ребенок, не позволит проклятию
сбыться. В связи с этим проклятие отца считается
более сильным и более эффективным.

American Scientific Journal № ( 31) / 2019 57

- время произнесения проклятия. В
Азербайджане распространено мнение, что
особенно эффективным является проклятие,
произнесенное после заката солнца.
Соответстве нно, благопожелания быстрее
сбываются если и х произносить на заре, с восходом
солнца. У славян было распространено мнение, что
проклятие сбывается, если оно произнесено в
полночь. Считалось опасным проклинать детей,
когда идет служба в церкви [12: с.291 -29 2].
При произнесении проклятия также имеют
значение паравербальные факторы (мимика,
жестикуляция, взгляд), невербальные средства
выражения (интонация, громкость, темп речи,
внятность, смысловые ударения); фоносемантика
(оценка звучания фразы, восприятие зв уков на
уровне подсознания).
Таким образом, можно сказать, что концепт
«проклятия» в мировой культуре имеет несколько
способов реализации: религиозный, магический и
психологический. Обратимся к концепту
«проклятие» в лингвистическом аспекте.
И.В. Крюкова считает, что «проклятие следует
считать обр азованием позднего периода в развитии
виндиктивного дискурса, связанного с
приспособлением данного вида речевой
деятельности к статусно ориентированному
(институциональному) общению, позволяющему
агенту социально го действия в силу имеющихся у
него полномоч ий достигать коммуникативной цели
- причинения адресату -агрессору морального и /
или физического вреда - путем простой
констатации факта его отчуждения от себя и/или
коллектива»… «Проклятие как типологическая
еди ница языка представляет собой
самостоятельно е высказывание в составе речевого
акта, который относится либо к классу
экспрессивов, либо к декларациям и мотивирован и
обусловлен прагматическим контекстом» [13:с.5].
Дж.Л. Остин, выделяя формулы проклятий в
качестве разновидности речевых актов,
характе ризует их как «понятие реакции на
поведение других людей, их судьбу и установки и
выражение установок по отношению к чьему -то
поведению в прошлом или будущем» [14:с.22]. Но,
как отмечает А. Вежбицкая, проклятия и
благословения рассматриваются Дж. Остином
просто как вид пожеланий, а магическое или
религиозное мировоззрение, отразившееся в этих
понятиях, игнорируется.
«Существенная разница между
благословением и проклятием, с одной стороны, и
пожеланием - с другой, по -видимому, состоит в
том, что в первом сл учае предполагается
могущество произносимых слов, а во втором - их
бессилие», считает А. Вежбицкая [15:с.112].
В когнитивном плане проклятия можно
определить как вербальную реакцию, возникшую в
результате сильног о эмоционально -негативного
раздражения.
В м ифологическом понимании проклятия
определяются как словесный ритуал, имеющий
целью нанести урон определенному адресату в
противовес благопожеланию.
Проклятия создавались на протяжении веков и
являются результатом древних представлений и
взглядов народа. Пр ичем, если даже эти древние
представления канули в лету и были преданы
забвению, они продолжают свое существование в
закаменелых со временем выражениях. По сей день
в азербайджанском языке существуют и
используют ся выражения: başına kül ələnsin, kül
başına и т.д. Эти проклятия, восходят к старинному
обычаю зороастрийцев сжигать своих умерших
родственников и в знак траура по ним, посыпать
погребальным пеплом свои головы. Таким образом,
kül başına или başına kül ələnsin - буквально «пепел
тебе на голову», озн ачало «чтоб у тебя умерли твои
близкие».
У Л.Витгенштейна существует свой взгляд на
благопожелания и проклятия, он утверждает, что
существует бесчисленное разнообразие языковых
употреблений, которое он называет «языковыми
играми». К их числу он, в частнос ти, относит такие
действия, как: благодарить, проклинать,
приветствовать, молить» [16:с.32].
Большинство исследователей, занимавшихся
изучением благопожеланий и проклятий склонны к
тому, что проклятия по своему к оличеству
превосходят благопожелания. Психол оги
объясняют этот факт тем, что среди человеческих
эмоций количественно преобладают
отрицательные. Актуальным по этому поводу
является высказывание Н.Ф. Алефиренко,
объясняющего причины такого соотношения:
«Эмоц ии являются носителями социально
санкциониро ванных оценок со знаком «плюс» или
со знаком «минус». Большинство из них -
обладатели негативной оценочности. Дело в том,
что вторичные знаки порождаются наиболее
яркими и запоминающимися признаками. А
таковыми ч аще оказываются негативные
впечатления. Поло жительное воспринимается как
норма и поэтому не так сильно будоражит наше
воображение» [17:с.66].
Некоторые исследователи относят
благопожелания и проклятия к фразеологии. К
числу таких исследователей относится Н .М.
Шанский, который включает благопожелания и
проклятия во фразеологический фонд языка, считая
необходимым изучать во фразеологии «всякое
языковое образование - каким бы оно по своему
размеру, структуре и значению ни было..., если оно
сверхсловно и воспро изводимо» [18:с.44].
С.М.Хайдаков также отн осит проклятия и
заклинания к фразеологизмам [19:с.114 -115].
И.А.Седакова, изучавшая структуру и
семантику болгарских проклятий, относит
проклятия к паремиям. Ученая считает, что по
общей семантике, функциональн ой
направленности и форме проклятия выступают как
отрицательные благопожелания [20:с.118].
Мы не согласны с этим мнением, поскольку не
всегда проклятие можно противопоставить по
семантике благопожеланию, в качестве аргумента,

58 American Scientific Journal № ( 31) / 20 19
можем привести тексты проклят ий -клятв, где
проклятие –зложелание используется для пущей
убедительности своих слов : Pour vendre un livre il
faut un bon article dans trois journaux, mais un article
inséré dans le corps du journal. “Les Chouans” se
vendra comme cela et pas autrement: je veux que le
diable m’emporte si ma vanité y est pour quelque
chose . (A.Maurois. Prométhée ou la vie de Bal zac).
Проведенный нами обзор теоретической
литературы показал, что несмотря на наличие
определенных научных трудов в области
благожеланий и проклятий в разных языках, нет
четкой формулировки, позволяющей определить
статус этих языковых единиц. Что касается
изучение вопросов, связанных с
функционированием благопожеланий и проклятий
во французском языке, обращение к теоретическим
источникам показало, что данная тематика не
являлась объектом специального исследования в
романистике, и во французском языке, в ча стности.
Прежде всего нужно отметить, что проклятия
и благопожелания находят свое выражение в
минуты высокого душевного напряжения, на волне
высоких э моциональных переживаний как
позитивных, так и негативных. Эмоции являются
своеобразными способами когници и, они
отражают и оценивают окружающую
действительность и находят свое выражение в
языке.
В благопожеланиях и проклятиях
сконцентрированы характерные черты культуры
народа, его когнитивное сознание и ценностные
приоритеты. Следовательно, их можно
рассматр ивать как лингвокультурологические
единицы.
Присущую благопожеланиям силу суггестии
используют для развития и поддержания хорошего
настроения, взаимно й симпатии. Такая ориентация
порождает с одной стороны использование
традиционных формул императивной и оп тативной
речи, а с другой предписания, определяющие кто в
какой ситуации и какую формулу может
актуализовать. Коротко говоря, суггестивность,
присущая императивной и оптативной речи,
«врастает» в акт вежливости и в таком виде
закрепляется в этикете всех на родов мира.
Поскольку благопожелания и проклятия
являются передатчиками экспрессии и
энергетической мощи, а также способны оказать
вербальное воздейст вие их можно считать
синергетическими единицами.
Таким образом, мы определяем
благопожелания и проклятия как эмотивные
синергетические единицы, проецирующие
когнитивные особенности народа.

Список литературы:
1. Rey A. Dictionnaire historique de la langue
francaise en 2 volumes. Robert, Paris, 1994, -2383 р.
2. Агапкина Т.А., Виноградова Л.Н.
Благопожелание: ритуал и текст//Славянский и
балканский фольклор: Верования. Текст. Ритуал. -
М.: Наука, 1994, с. 168 -208.
3. Кремшокалова М. Ч. Когнитивно -
дискурсивная модел ь малых жанров устной речи
(на материале благопожеланий и проклятий).
Докт.дисс. Наль чик, 2014, -311с.
4. Формановская Н.И. Благопожелание как
концепт в основе речевого этикета //
Благопожелание в современной российской
православной телекоммуникации (на матер иале
передачи «Церковный календарь» с о. Евгением
Попиченко) Речевое общение:
специал изированный вестник / под ред. А.П.
Сковородникова. - Красноярск: СФУ, 2011. - Вып.
12 (20), c. 69 -76.
5. Morel С. Dictionnaire des symboles, mythes
et croyances, 2004, -958 р.
6. Rey A. Dictionnaire historique de la langue
francaise en 2 volumes. Robert, Paris, 1994, -2383 р.
7. Орел B. Э. Названия божеств в
новофригийских формулах проклятия //
Этнолингвистика текста. Семиотика малых форм
фольклора. I. Тезисы и предварительные
мат ериалы к симпозиуму. М., АН СССР; Ин -т
славяноведения и балканистики, М., 1988, -206с .
8. Лурье И. М. Очерки древнеегипетского
права XVI -X вв. до н. э., Л.: Издательство
Государственного Эрмитажа, 1960, -354 с.
9. Бейджент М., Р.Ли, Г.Линкольн. Святая
кровь и св ятой грааль. М., 2009, - 490 с.
10. Бехтерев В. М. Эпидемии колдовства и
бесоодержимости // Внушение и его роль в
общественной жизни. Изд. 2 -е доп., СПб., К. Л.
Риккер, 1903, с.57 -66.
11. Валлон А. От действия к мысли. - М., 1956.
12. Славянские древности:
Этнолингвис тический словарь. Под ред. Н. И.
Толстого. ‒ Т. 4., с. 291 -292.
13. Крюкова И.В. Речевой акт проклятия и
лексико -грамматические средства его
осуществления. Автореф. канд.дисс. Ставрополь,
2011, -20 с.
14. Остин Дж. Л. Слово как действие. Новое в
зарубежной лингвис тике. Вып. XVII. Теория
речевых актов. М., 1986, с. 22 -181.
15. Вежбицкая А. Язык. Культу ра. Познание:
Пер. с англ. М.: Русские словари, 1996, -416 с.
16. Витгенштейн Л. Голубая книга. М., 1999. –
160с.
17. Алефиренко Н.Ф. Язык, познание и
культура: когнитивно -семиоло гическая
синергетика слова: монография. Волгоград:
Перемена, 2006, -228 с.
18. Шанский Н. М. Фразеология современного
русского языка: Учеб. пособие для студ. филол.
фак -тов. Изд. 2 -е, испр. и доп. М.: Высшая школа,
1969, - 232 с.
19. Хайдаков С.М. Очерки по лекси ке
лакского языка. М.,1961, - 192 с.
20. Седакова И.А. Структура и семантика
болгарских проклятий (постановка проблемы) //
Этнолингвистика текста. Семиотика малых форм
фольклора. I. Тезисы и предварительные
материалы к симпозиуму. М., АН СССР; Ин -т
славяновед ения и балканистики, М., 1988, сс.118 -
120, -206с.