Американский Научный Журнал ГОМОГЕННОСТЬ/ГЕТЕРОГЕННОСТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРЕДИКАТИВНОГО ЦЕНТРА БЕССОЮЗНОГО СЛОЖНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ИНГУШСКОМ ЯЗЫКЕ

Аннотация. Грамматическая основа нахского предложения демонстрирует не одно лицо в первом "именительном", падеже, закодированное в глаголах различной семантики, участвующих в организации ядерных конструкций языка. На основе функции ядерных падежей имени (номинативного, эргативного, аффективного), встроенных в семантическую структуру глагола-сказуемого, возникают части сложного предложения с различным или однородным модально-временным планом. Скачать в формате PDF
26 American Scientific Journal № ( 31) / 20 19
#Графика
/author/18867078
https://subscribe.ru/group/mir -iskusstva -
tvorchestva -i-krasotyi/5748410/
Константин Батюшков. Портрет работы
художника П.Ф. Соколова…
Батюшков Константин Николаевич d1825.ru
Портрет Константина Николаевича
Батюшкова .
https://img -
fotki.yandex.ru/get/369434/199368979.77/0_208f1 c_
892776a4_XXXL.jpg
Илья Ефимович Репин. «Михаил Иванович
Глинка в период сочинения оперы «Руслан и
Людмила»…
Илья Репин. М. И. Глинка в период сочинения
оперы Руслан и Л юдмила regnum.ru
https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2019/03/
17/regnum_picture_1552839 548348953_normal.jpg
Сергей Яковлевич Лемешев в партии
Владимира Ленского…
Евгений Онегин. ЛЕНСКИЙ -ЛЕМЕШЕВ:
nashe_nasledie - ЖЖ
Nashe -nasledie.livejournal.com
ЛЕНСКИ Й-ЛЕМЕШЕВ .
https://radikal.ru/lfp/i005.radikal.ru/1105/21/9c47
f6e950da.jpg/htm
А на этой фотографии – американец Майкл
Спайрез…
Michael Spyres: Espoir (Opera Rara, 20 17)
tunnel.ru ›post -michael -spyres -espoir -opera -rara…

Список использованной литературы
1.Басырова А.Е. Инфографический т екст к ак
новое средство наглядности на уроках РКИ. /
Проблемы преподавания филологических
дисциплин иностранным учащимся: Материалы 4 -
й Международной научно -методической
конференции. – Воронеж: ИПЦ «Научная книга»,
2016. – 467 с. С.22 -26.
2. Батюшков К.Н. Мой гений (О, память
сердца! Ты сильней…). / Русская Лирика XIX века
/ ст. вступ. и сост. В. Орлов. – Москва:
"Художественная Литература", 1981. – 511 с.:
иллюстрации. – (Классики и современники.)
https://rupoem.ru/batyushkov/o -pamyat -
serdca.aspx
3. "Граффити" 90 -летней бабушки - Прогулки
по Москве
mos cow -walks.livejournal.com ›1213713.html
https://cr2.livej ournal.com/220182.htm
4. Гюнтер Е.Е. Календарь. Котики. Лучшие
кот о-фото. 365 дней в году. / Гюнтер Е.Е., текст,
2014. Онищенко Н.С., фотографии 2014. – Москва:
ООО «Издательство «Эксмо», 2014. – 384 с.:
иллюстрации. – (Подарочные издания. Календари
на пру жине).
5. Крылов И.А. Басни. / Составитель Л.И.
Грибова. Иллюстрац ии Е.М. Рачёва. –Для среднего
и старшего школьного возраста . – Москва:
Издательство «Детская литература», 1965. – 135 с.
6. Скосарева Т.А., Кеил Е.А. Креолизованные
тексты в обучении иностра нному языку. /
Карагандинский Государственный Университет
им. акад емика Е.А. Букетова. Студенческий
научный форум – 2014. VI Международная научная
конференция.
https://scienceforum.ru/2014/art icle/2014002434
7. Степанов В.Н. Семиотические коды в
рекламном те ксте. / cyberltninka .ru>Грнти>… -kody -
v-reklamnom -texste ЖУРНАЛ
Аналитическая культурология 2012.

ГОМОГЕННОСТЬ/ГЕТЕРОГ ЕННОСТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИ Я ПРЕДИКАТИВНОГО ЦЕН ТРА
БЕ ССОЮЗНОГО СЛОЖНОГО П РЕДЛОЖЕНИЯ В ИНГУШСК ОМ ЯЗЫКЕ

Тариева Лилия Увайсовна
Докт. филолог. н аук, доцент кафе дры русского языка
Ингушский государственный университет ,
г. Магас

HOMOGENEITY / HETERO GENEITY OF THE REPRE SENTATION OF THE PRE DICATIVE
CENTER OF THE ASYDENTIC COMPLE X SENTENCE IN THE IN GUSH LANGUAGE

Tarieva Liliya Uvaisovna
Doct. philol ogist. Sciences, Department of the Russian Language
Ingush State University
city of Magas

Аннотация . Грамматическая основа нахского предложения демонстрирует не одно лицо в первом
"именительном", падеже, закодированное в глаголах различной семантики, учас твующих в организации
ядерных конструкций языка. На основе функции ядерных падежей имени (номинативного, эргати вного,
аффективного), встроенных в семантическую структуру глагола -сказуемого, возникают части сложного
предложения с различным или однородным мо дально -временным планом.
Annotation . The grammatical basis of the nakh sentence demonstrates more than one person in the first
"nominative" case, encoded in verbs by semantics involved in organizing nuclear language constructions. Based
on the functions of nuclear cases associated with different options or a homogeneous modal -time plan.
Ключевые слова : предикация, ядерный, сложная конструкция, сложное бессоюзное предложение
(БСП).

American Scientific Journal № ( 31) / 2019 27

Keywords : prediction, nuclear, complex construction, asydentic complex sente nce

Генеалогически различные языки
демонстрируют неоднозначную форму
пред ставления грамматической основы
предложения. Отсутствие союзов и союзных слов ‒
главный визуальный признак выделения
бессоюзного предложения. Характер предикации и
ее соотношение в составе частей сложной
бессоюзной конструкции не совпадает в языках
различн ых стратегий.
В русской грамматической традиции
интерпретацию сложной бессоюзной конструкции
как автономного предложения находим в работах
А.А. Потебни [8, с. 115 -118], Н.С. Поспел ого [7, с.],
В.А. Белошапковой [1, с.763], различавшей
предложения однородн ого состава и предложения
неоднородного состава [1, с. 165], Н.С. Валгиной,
указавшей в определении бессоюзного
предложения что его части «связаны по смыслу,
интонационно, соотношен ием видо -временных
форм глаголов -сказуемых и порядком
расположения частей» [2, с. 336].
А. А. Потебня впервые указал на
соотнесенность временных форм глаголов -
сказуемых различных частей сложного
предложения в русском языке [8, с. 116]. В.А.
Белошапкова сре ди сложных конструкций
выделяет предложения «части которых однотипны
в смыс ловом отношении», а также предложения,
«части которых разнотипны в смысловом
отношении и представляют разные стороны
образуемого ими целого» [1; 10, с. 767].
В ингушеведении пробле ма сложного
предложени я поднималась в работах И.А. Оздоева
(1964, 1981), вы делявшего отдельной категорией
бессоюзные конструкции [4], Ф.Г. Оздоевой (1975),
интерпретировавшей союзы в современном
ингушском языке [5, с. 227 -228], Н.Ф. Яковлева
(2001), указав шего на тот факт, что «простые
предложения, входящие в состав
сложносочинен ного предложения, могут быть
бессоюзными…» [13, с. 270], Л.Д. Мальсаговой
(1982), соотносивших бессоюзные конструкции с
другими типами сложных предложений [3].
Для нас важно исслед овать специфику
функ ционирования предикации частей сложной
бессоюзной конст рукции, разводящей языки по
различным стратегиям.
В ингушском языковедении теоретическое
обоснование эргативных, номинативных,
аффективных глаголов -сказуемых, участвующих в
организ ации ядерных предикаций нахского языка,
представлено в монографии «Речевые компоненты
парадигмы лица в языках эргативного строя» [11, с.
116 -191]. Согласно концепции, изложенной в
монографии, речевые эгоцентрики -лица
(Говорящее, Произносящее), по -разному
представляют речевой акт, непосредственно
соотнесенный с релевантными функци ями лица
речедеятеля. Запуск механизма сущностных
свойств лица (созерцания, говорения, слышания,
произнесения) результирует их категоризацией, что
в нахском языке отображается грамм атической
категорией лица.
Категория лица накапливает в ингушском
языке тр и местоимения первого лица
единственного числа ( со ʽяʼ, аз ʽяʼ, сона ʽяʼ) [11, с.
134], вступающих в отношения субъектно -
объектной дистрибуции и соответственно в
отношения каузативн ых процессов, фреймово
организованных в данном эргативном языке [11, с.
236 ]. Субъектно -объектное распределение лиц
парадигмы, связанное с ядерными и основными
падежами имени, не может не отражаться в
структуре сложного ингушского предложения.
Статуса «п ервые» лица м (эргативному,
номинативному и аффективному) придает их
знаково сть в экспонации кхета саг ʽhomo sapiens ʼ.
Человек разумный и человек -дух (инг. сакхета
саг ), наряду с хоалу саг ʽчеловеком чувствующимʼ
в ингушском языке обнаруживаются посредством
различных функций лица, прежде всего: речения и
произнесения, совмещ ающихс я при удачном и
успешном речевом акте [11, с. 11, 303, 305]
Феноменальность запуска механизма сущностных
свойств лица заключается в том, что речевые
функции не могут быть обнаружены без
аффективной функции лица, интенция которых
обладает фреймовой структур ой [11, с. 241, 254,
266], поэтому в ингушском языке аффективная
форма падежа также претендует на статус первого
лица. Различное сочетание предикаций
(эргативной, номинативной, аффе ктивной), на базе
которых возникают синтаксические единицы
приобретенной се мантики (посессивная,
локативная), организует в ингушском языке
сложную конструкцию.
Основной целью статьи является
интерпретация сложных бессоюзных конструкций
ингушского языка с точки зрения гомогенности /
гетерогенности представления глаголов -
предикато в, указывающих на более -менее
свободную или связанную смысловую когезию
составляющих сложного предложения.
Основным способом исследования сложного
предложения является сравнение и сопоставление с
элементами компонентного анализа.
Предложения, входящие с состав бессоюзного
ингушского предложения, могут быть гомогенного
состава:
1. Шахьар ( NOM ) тхьайсача санна улл (Vf),
лакхе, Цхьоре, г1алг1ай г1алаш ( NOM ) латт (Vf),
хаьхой санна, дехьа веде ( NOM ) йолалу (Vf), цига
дохк ( NOM ) сецад (Vf). ʽГород лежит словно
спящий, наверху, в Цхьоре, ингушские башни
стоят, как сторожа, с той стороны плоскость
начинается, там туман застоялсяʼ.
Каждая часть сложного предложения (пример
1) состоит из ядерно й предикации, организованной
в нашем случае непереходным номин атив ным
глаголом -сказуемым, кодирующим имя в
номинативе (прототипически лицо Говорящее) в
качестве первой (магистральной) валентности [11,

28 American Scientific Journal № ( 31) / 20 19
с. 124, 126 -127, 137, 139]. В ингушском нахском
языке п о магистральной валентности определяется
претендент на субъектную, подлежащную позицию
в составе высказывания, участвующего в структуре
сложной конструкции.
Грамматическая основа составляющих
бессоюзной конструкции может быть однородно
представлена эргати вными глаголами -сказуемыми,
демонстрирующими модальную соотнесенно сть
при неоднозначности временного плана:
2. Кхетачено ( ERG ) Магасе лерх1аме соцам
баьбар (Vf), наха ( ERG ) дош аьлар (Vf) цох лаьца,
массане ( ERG ) дика кхетаду (Vf) тахан Г1алг1айче
доаллар ʽСо бран ие в Магасе вынесло важное
решение, люди высказались по его по воду, все
хорошо понимают происходящее в Ингушетииʼ.
Модально -временной план предикаций в
составе сложного предложения может полностью
совпадать:
3. Массанахьа наха ( ERG ) хинна хатар
дувцар (Vf), цхьачара ( ERG ) доазув хьедаьр
даькъаза ва йоахар (Vf), цхьанахьа эг1азбахачар
(ERG ) вий кхайкайора (Vf) моастаг1ашта,
гаьварашта мотт хьекхача ʽЛюди повсюду
говорили о стрессе, вспоминали об обреченности
тронувших межу, где -то рассердившиеся
проклинали врагов, продавши хся невернымʼ.
Однотипность частей бессоюзного
предложения достигается эргативными глаголами
(первообразными или каузативными) с единым
модально -временным планом (пример 3),
представляющим ядерную предикацию каждой
части. В нахском языке в семантическую с труктуру
первообразного (нетрансформированного)
эргативного глагола может быть встроено лицо -
актант только в эргативной форме имени
(прототипически лицо Произносящее [11, с. 166]).
Сказуемое частей бессоюзной конструкции
может состоять и из аффективного г лагола:
4. Сона ( AFF ) дика гу ( Vf), даьна ( AFF ) дика
хоз ( Vf), цхьан тхона ( AFF ) дика гу ( Vf), дика хоз
(Vf) ʽЯ хорошо вижу, отец хорошо слышит, вместе
мы хорошо видим, хорошо слышимʼ.
Предикации сложного бессоюзного
предложения состоят из аф фективного глагол а-
сказуемого с единым модально -временным планом.
Аффективные глаголы, кодирующие имя в
аффективной форме падежа (прототипически лицо
Созерцающее и / или лицо Слышащее), могут быть
исчислимы в ингушском языке, так как они
представляют огран иченное количеств о
постулированных аффективных свойств
речедеятеля (явления, предмета), демонстрируя
когнитивное присутствие хоалу саг ʽчеловека
чувсвующе -воспринимающегоʼ [11, с. 149, 217]. В
целом свойства кхета саг ʽhomo sapiens ʼ,
отражающиеся на различ ных уровнях струк туры
ингушского языка, несравненно квантитативно
шире, чем качества, присущие хоалу саг ʽhomo
sentiens ʼ, т.е. ʽчеловека чувствующему [11, с. 102,
141, 271, 304].
Ингушское бессоюзное предложение может
состоять из предикаций, образованных
посредством локат ивных глаголов,
квалифицируемых нами как языковые единицы
приобретенной семантики:
5. Б1аьстан ди ( NOM ) сиха д1аьхлу (Vf),
даьга ( LOK ) ший болх чакхбоакхлу (Vf), сога ( LOK )
дуккха г1улакхаш дулу (Vf) дийнахьа, тха нанега
(LOK ) еррига беш д1а елу (Vf) ʽВесенний день
быстро удлиняется, отец заканчивает свою работу,
я успеваю много дел переделать днем, наша
бабушка смогла весь огород пересадить.
Сложное бессоюзное предложение
организовано тремя локативными конструкциями.
Феноменальность локативн ой констр укции
нахского ингушского языка заключается в том, что
ее сказуемое состоит из мотивированного глагола,
возникающего в условиях особой формы каузации
[11, с. 302 -303], что, на наш взгляд, должно быть
свойственно и близкородственным нахско -
дагестан ским язык ам. Локативный глагол
производный, кодирующий эгоцентрика
приобретенной семантики. Статуса
приобретенности ему придает его моделируемость
очевидно на глазах в прагматической ситуации
укхаза х1анз ʽздесь и сейчасʼ. Глагол -локатив
образуется посредс твом пере кладывания свойств
корпуса эргативных глаголов (посредством
аффиксоидов -дала ʽдатьʼ, -лу ʽдаюʼ) в сферу
действия моделируемого эгоцентрика -локатива
[11, с. 240 -242, 259 -260]. Процесс перекладывания
свойств происходит в рамках фрейма каузации [11,
с. 266, 348]. Сравните конструкции:
6. Аз ( ERG ) машен лоал ʽЯ гоню машинуʼи
Сога ( LOK ) машен лоаллу ʽЯ могу гнать машинуʼ
или ʽУ меня получается гнать машинуʼ.
7. Дас ( ERG ) гаьнах диг тох (Vf) ʽОтец бьет
топором об деревоʼ и Сога ( LOK ) гаьнах диг тохалу
(Vf) ʽЯ могу ударить топором о деревоʼ. или ʽУ меня
получается ударить топором о деревоʼ.
8. Дас ( ERG ) дош дех, цунга дош лу, цул
т1ехьаг1а даьга дош оалалац ʽОтец просит слова,
ему дают слово, после этого отец не смог сказать
речь (или ʽУ отца не получается сказ ать речьʼ )ʼ.
Из иллюстрации (пример 6 -7) следует, что
свойство эргативного глагола ( лоал ʽвожуʼ, тоха
ʽбить, ударятьʼ) приобретается локативной формой
имени в процессе каузации с понижением
деривации (эргатива). Эргативный глагол –
первообразный, локативны й – мотив ированный во
фрейме каузации. В ингушском нахском языке
синхронно лицо локативное по статусу варьирует
(если соотнести его с падежной системой
номинативного русского языка) между позицией
«именительного», т.е. первого и «родительного»,
т.е. второг о падежей имени». Имя в каузативных
локативных конструкциях интерпретируются, с
одной стороны, как «номинативное», т.е.
поднимающееся из позиции объекта до субъектной
в процессе повышения деривации ( Сога тохалу ʽЯ
могу ударитьʼ) и с другой стороны, – как о бъектное
(ʽУ меня получается ударитьʼ), т.е. продолжающее
оставаться объектом ступенью ниже, чем
субъектный падеж.

American Scientific Journal № ( 31) / 2019 29

Следует иметь в виду, что локатив как
эгоцентрик приобретенной семантики в нахском
языке синхронно не обладает статусом первого
лица, хотя ст ремится к нему. Статуса первого лица
Локатив должен приобрести, на наш взгляд, по
завершении процесса каузации: перекладывания
всех свойств с эргативного лица Произносящего
(что является понижением деривации) на другое
моделируемое лицо – Локативное (когда дериваци я
повышается) [11, с. 265 -266].
Предикативные центры частей бессоюзного
предложения могут быть гетерогенными
(неоднородной структуры):
9. Болхлоша ( ERG ) коа сердал сегаяр ( Vf),
ц1аг1а мел бола к1ерам д1абоабаьбар ( Vf) цар
(ERG ), саг ( NOM ) йист хилац ар ( Vf), массанена
(AFF ) бийса сихаг1а чакхъялар деза ( Vf) ʽВо дворе
рабочие включили свет, в доме они погасили все
свечи, никто не проронил ни слова, все хотят
быстрейшего окончания ночиʼ.
Сложное предложение (пример 9) состоит из
первых двух частей, орга низова нных эргативными
глаголами -сказуемыми, в семантическую
структуру которых может быть встроено только
имя в эргативной форме, одной номинативной
конструкцией с глаголом -сказуемым, кодирующим
имя в номинативе, и аффективной заключительной
части.
Связь между предикациями бессоюзной
конструкции может быть усилена наличием общих
лексем -детерминантов:
10. Даьдаь коа г1олла , цун гонахьа сийна бай
(NOM ) баьннабар ( Vf), баь т1а сийна зизилгаш
(NOM ) листа т1адаьннадар ( Vf), царна т1а г1олла
кемалгаш -нокхарий ( NOM ) кхеста р ( Vf) ʽВ
пределах вотчины , вокруг нее образовалась
зеленая поляна, на поляне густо росли синие цветы,
над ними кружили пчелы -самолетикиʼ.
Бессоюзное предложение (пример 10) состоит
из одних номинативных конструкций,
предикативный центр которых соот носитс я с
детерминантом пространственной семантики
(даьдаь коа г1олла ʽ в пределах вотчины, сравните с
ʼДаьдаьков ʽВотчинаʼ).
Сложное бессоюзное предложение, состоящее
из гомогенных предикаций, может включать и
общий детерминантный компонент с временным
значение м:
11. Сайран саг ( NOM ) ванзар ( Vf), дукха
хьийжар ( Vf) фусамда ( NOM ) хьашашка, 1обувша
кийчабеллар ( INFVf ) ц1ендай ( NOM ) ʽВечером
никто не пришел, хозяин долго ждал гостей,
домашние собрались укладываться спатьʼ.
Бессоюзная конструкция (пример 11)
орган изова на номинативными предложениями,
имеющими общий второстепенный компонент
темпоральный детерминант ( сайран ʽвечеромʼ).
В сложных предложениях, части которых
обладают общим языковым хронотопом -
детерминантом, обычно располагаемым в начале
конструкци и, пр едика ции однородны, в данном
случае (примеры 10 -11) грамматическая основа
частей сложного предложения экспонирована
переходными и непереходным номинативными
глаголами -сказуемыми, представляющими
различные формы претерита.
Части бессоюзной конструкции могу т быт ь
объединены и фиксированным порядком
гетерогенных предикаций, обусловливающих их
смысловую интеракциональность. Такая
взаимосвязь наблюдается в предложениях с
интонацией взаимообусловленности. Следует
иметь в виду, что в ингушском языке интонаци я в
качест ве непосредственного средства выражения
смысловых отношений между предикациями
бессоюзной конструкции признается не всеми
лингвистами -синтакистами. Вслед за авторами
Русской грамматики [9, с. 461 -470, 540, 655], мы
полагаем, что интонация сама по себе не м ожет
дифференцировать и обусловливать смысловые
отношения между предикативными частями
бессоюзной конструкции. Интонация может
выступать не в качестве заменяющего союзы или
бессоюзие средства, а как средство разграничения
сопутствующее, дополните льное к ст руктурно -
синтаксическому аспекту представления
грамматической основы:
12. Сигала ди техар ( ERGVf ), дуне
сийрдадоаккхаш тоа сегар ( ERGVf ), нах ( NOM )
чуада болабеллар ( INFVf ), кхетаче ( NOM ) д1а -хьа
яьржар ( Vf) ʽНа небе грянул гром, освещая мир,
блеснула мо лния, люди начали разбегаться по
домам, собрание разошлосьʼ.
Первые две части сложной конструкции
(обусловливающие части) образованы
эргативными глаголами -предикатами, вторые две
части экспонированы номинативными глаголами -
предикатами (обусловле нные констр укции). В
целом предложения подобного рода
демонстрируют темпоральную очередность,
последовательность событий. Данное предложение
при иной позиции частей может быть
трансформировано в сложную конструкцию с
причинно -следственной семантикой:
13. Сигал а ди техар (Vf), нах ( NOM ) чуада
болабеллар ( INFVf ) ʽВ небе раздался гром,
собравшиеся начали разбегатьяʼ. Или:
14. Дуне сийрдадоаккхаш тоа сегар ( Vf),
кхетаче ( NOM ) д1а -хьа яьржар ( Vf).
Предложения подобного рода с
синтаксической точки зрения синкретично
тол куемы: перв ая часть мо жет быть представлена
как причина, мотивирующая появление
информации второй части:
15. Лохера лоамарой ( ERG ) хоам бир ( Vf),
говраш ( NOM ) меттахьара товсаеллар (Vf cop )
ʽСнизу горцы подали знак, лошади сорвались с
местаʼ.
Предложения с фи ксированным порядком
частей могут иметь предикацию, состоящую из
эргативного глагола (первое предложение пример
15), и грамматическую основу, состоящую из
номинативного глагола (вторая часть 15 примера).
При смене частей конструкции причиной,
мотивирующей смысл второ й части, ст ановится
второе предложение:

30 American Scientific Journal № ( 31) / 20 19
16. Говраш ( NOM ) меттахьара товсаеллар
(Vf), лохера лоамарой ( ERG ) хоам бир ( Vf cop )
ʽЛошади сорвались с места, снизу горцы подали
сигналʼ.
Смена порядка следования частей отражается
не только на очередности представле ния значения
причины и следствия, но и на представлении
глаголов предикативных центров бессоюзного
предложения.
В составе взаимозависимых частей могут
присутствовать конструкции модального
подчинения:
17. Дайна далар (Vf) б1алз моллаг1чоа ( AFF )
цу ц1аг1а, цх ьане ( ERG ) олиста хургдар (ДЕЕ Vf ) из
х1анзлехьа ʽВидел бы кто привидение в этом доме,
давно кто -то из них описал бы егоʼ.
Первая часть конструкции модальная
(аффективный глагол), вторая – эргативная, в
целом предложение недифференцированной
семантики: пер вая часть демонстрирует условное
значение, кото рое обычно при наличии союзного
слова ( мукъа ʽхотя быʼ).
18. Са ( POS ) са аькхух ( Vf), ца1 -м ( NOM )
хиннад ( Vf) хьона цига ʽЯ предчувствую, что -то там
случилосьʼ.
Различная степень идиоматизации
(понимаемой нами в терминах В.А. Плунгяна [6, с.
46 -52], но тольк о примененной к синтаксическим
явлениям) компонентов производной предикации
генерирует в ингушском языке посессивные
конструкции, участвующие в организации
сложного бессоюзного предложения (пример 18),
нередко синкретично толкуемые.
Таким образом, части сл ожного бессоюзного
предложения ингушского языка могут быть
организованы гомогенными с точки зрения
представления предикации предложениями: только
номинативными конструкциями (пример 1),
которые могут иметь общ ий детерминант (пример
10 -11), обычно располага емый в начале
конструкции. Бессоюзное предложение может
включать в свой состав только эргативные
конструкции (примеры 2 -3).
Сложная бессоюзная конструкция ингушского
языка нередко образуется только из аффектив ных
конструкций (пример 4). Части сложной
бессоюзной конструкции могут быть организов аны
гетерогенными предикациями (пример 5 -7, 12 -18),
различными сочетаниями ядерных и о сновных
конструкций.
Закономерность сочетания модально -
временного плана глаголов -ска зуемых различного
рода сложных бессоюзных конструкций,
организо ванных участием лиц парадигмы [11; 12]
и, соответственно, различным сочетанием ядерных
и базисных предикаций в пределах сложного –
проблема синхронного языкознания, требующая
всестороннего науч ного исследования.

Литература
1. Белошапкова В. А. Грамматика
современного русского литературного языка. М.:
1970. – С. 650 -738.
2. Валгина Н.С. Современный русский язык:
Синт аксис. 4 -ое изд., испр. – М.: «Высшая школа».
2003. – 416 с.
3. Мальсагова Л.Д. Структур но -
семантические особенн ости сложносочиненных
предложений открытой структуры в русском и
вайнахских языках. В кн.: Вопросы вайнахского
синтаксиса. – Грозный, 1982. – С. 56–60.
4. Оздоев И.А. Сложное предложение
ингушского литературного языка. В кн.: Вопросы
вайнахского синтаксиса. – Грозный, 1982. – С. 5 –
24.
5. Оздоева Ф.Г. Союзы в современном
ингушском языке //Сборник статей и материалов по
вопросам нахского языкознания. Извес тия, том X,
выпуск 2. Языкознание. ‒ розный. 1975 г. ‒ С. 223 -
238.
6. Плунгян В.А. Общая м орфология.
введение в проблематику. Учебное пособие. Изд. 3 -
е, испр. и доп. – М.: книжный дом «ЛИБРОКОМ»,
2010. – 384 с.
7. Поспелов Н. С. О грамматической природе
и принци пах классификации бессоюзных сложных
предложений//Вопросы синтаксиса современного
русск ого языка. М., 1950.
8. Потебня А. А. Из записок по русской
грамматике. – М.; Л., 1941. Т. 4. – С. 116.
9. Русская грамматика. В двух томах. ‒ М.
1980. Т.2.
10. Современный русск ий язык: Учеб. для
филол. спец. ун -тов / В. А. Белошапкова, Е. А.
Брызгунова, Е. А. Зем ская и др.; Под ред. В. А.
Белошапковой. -2-е изд., испр. и доп. – М.:
«Высшая школа». 1989. – 800 с.
11. Тариева Л.У. Речевые компоненты
парадигмы лица в языках эргативн ого строя. –
Назрань. ООО «Кеп», 2017. – 376 с.
12. Тариева Л.У. Языковая экспликация
взаи моотношений между лицами парадигмы (на
материале ингушского языка) // European Social
Sciense Journal (Европейский журнал социальных
наук). № 7. Том 3. – М.: изд. АНО «Р ИЭПСИ», 2014.
– С. 311 -316.
13. Яковлев Н.Ф. Синтаксис ингушского языка
под редакцией / По д редакцией М.Е. Алексеева. –
М.: Академия, 2001. – 473 с .
Принятые сокращения
БСП
LOK
INF
Vf
NOM
COP
AFF
ERG
POS
Vf co
– бессоюзное сложное предложение
– локатив
– инфинитив
– спрягаемая форма глагола
– номинатив
– глагол -связка
– аффектив
– эргатив
‒ посессив
– спрягаемый глагол -связка