Американский Научный Журнал ДИНАМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ТУБЕРКУЛЕЗА И ВИЧ-ИНФЕКЦИИ В РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА (32-36)

Динамика показателей смертности от туберкулеза и ВИЧ-инфекции в России в начале XXI века Скачать в формате PDF
32 American Scientific Journal № ( 42 ) / 2020
DIT -M test with expert opinions on the state and level
of infantilism according to this test.
It should be also noted that when conducting the
test, we were faced with a noticeable number of cases
when the main feature that sticks out in all other
classifications of signs of infantilism – egocentrism –
was not only the leading characteristic of the subject,
but sometimes was not even a noticeable characteristic
of a person. In these cases, the diag nosis of infantilism
rather followed from insufficient ability to analyze the
situation and insufficient decision -ma king capabilities
of the subjects with good learning indicators, which
rather confirms the view of researchers that infantilism
more often t han we might assume follows from a latent
form of oligophrenia or from the diagnosis of M СD.

References:
1. Gannushkin P. B. Clinic of Psychopathies,
Their Statics, Dynamics, Systematics. Moscow, Sever
Publ., 1933 .
2. Gilyarovsky V.A. Psychiatry. Moscow,
Medgiz Publ., 1954.
3. Gurevich M.O. Psychopathology of
Childhood. Moscow, Gosmedizdat Publ. , 1932 .
4. Eliseev K. Infantilism: The Path to Childhood
or The Path to the Grave . 23.06.2013. Available at :
https://eot -leningrad.livejournal.com/9354.html.
5. Freud S. Essays on the Psychology of
Sexuality. Moscow, Azbuka Publ, 2014 .
6. Infantile child at school. Available at:
http://shishkinily.narod.ru/infant.html.
7. Jung C. Conflicts of the Child's Soul.
Moscow, KANON + Publ., 1997.
8. Kraepelin E. Introduction to a Psychiatric
Сlinic. Moscow, Binom. Laboratory of knowledge
Publ., 2009 .
9. Makushkin E.V. et al. Clinical Guidelines for
the Diagnosis and Treatment of Infantilism in Minors.
Moscow, 2015. Available at :
https://psychiatr.ru/download/2247?view=1&name=K
linR ek2.pdf .
10. Pervyy V.S. et al. Psychiatric Dictionary.
Rostov -on -Don, Feniks Publ., 2013.
11. What is Infantilism – Signs, Types, What is
Infantilism in Men, Women? Available at : http://kak -
bog.ru/chto -takoe -infantilnost -priznaki -vidy -chto -
takoe -infantilizm -u-mu zhchin -zhenshchin .

УДК 614.2
ГРНТИ 76.75.75
ДИНАМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ТУБЕРКУЛЕЗА И ВИЧ -ИНФЕКЦИИ В
РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

Цыбикова Эржени Батожаргаловна
Федеральное государственное бюджетное учреждение
«Центральный научно -исследовательский институт организации
и информатизации здравоохранения» Минздрава России

UDK 614.2
GRNTI 76.75.75

Аннотация
Заголовок статьи : Динамика показателей смертности от туберкулеза и ВИЧ -инфекции в России в
начале XXI века
Ф.И.О. автора : Цы бикова Эржени Батожаргаловна
Название органи зации и адрес : Федеральное государственное бюджетное учреждение
«Центральный научно -исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения»
Минздрава России, 127254, Москва, улиц а Добролюбова, дом11.
Резюме: в России в начале XXI века (20 06-2018 г г.) наблюдается стабильное снижение смертности от
туберкулеза, значение которой в 2018 г. достигло 5,3 на 100 тыс. населения. При этом средние значения
уровня смертности от туберкулеза сместились в сторону старших возрастных групп населения, дости гая
максимальных значений в группе 45 лет и старше. Смертность от ВИЧ -инфекции, напротив, за этот же
период времени возросла в 8 раз - с 1,6 до 13,0 на 100 тыс. населения, с ее м аксимальной конц ентрацией в
молодых возрастных группах 35 -44 года. В результат е, в России в начале XXI века смертность от ВИЧ -
инфекции в молодых возрастных группах населения заняла лидирующее положение в структуре
смертности от инфекционных болезней, вытеснив при этом сме ртность от туберкулеза. Значительный рост
смертности от ВИЧ -ин фекции в России был обусловлен широким распространением туберкулеза среди
пациентов с ВИЧ -инфекцией и ростом среди них числа смертельных исходов.
Abstract
Article title : Dynamics of mortality ra tes from Tuberculosis and HIV infection in Russia at the begin ning of
the XXI century.
Author : Tsybikova Erzheny Batozhargalovna
Organization name and address : Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of
Ministry of Health of the Russian Federation
Summary : in Russia, at the beginning of XXI century (2006 -2018) there is a steady decline in mortality from
tuberculosis, which in 2018 was 5.3 per 100,000 of population. At the same time, the average values of the

American Scientific Journal № ( 42 ) / 2020 33

mortality rate from tu berculosis shifted towards the older age groups of the populat ion, reaching maximum values
in the group of 45 years and older. Mortality from HIV infection, on the contrary, over the same period of time
has increased by 8 times - from 1.6 to 13.0 per 100,0 00 of population, with its maximum concentration in young
age groups of 35 -44 years. As a result, in Russia at the beginning of the 21st century, mortality from HIV infection
in young age groups of the population took the leading position in the structure of mortality from infectious
diseases, displacing mortality fr om tuberculosis. The significant increase in mortality from HIV infection in Russia
was due to the widespread prevalence of tuberculosis among patients with HIV infection and an increase in the
number of deaths among them.
Ключевые слова : смертность от туб еркулеза, смертност ь от ВИЧ -инфекции, туберкулез, сочетанный
с ВИЧ -инфекцией.
Key words : mortality from tuberculosis, mortality from HIV infection, tuberculosis combined with HIV
infection.

Введение
В Европейском регионе ВОЗ Россия является
страной, где за последние 18 лет (2001 -2018 гг.)
заболеваемость ту беркулезом (ТБ) снизилась в 2
раза - с 88,2 до 44,4 на 100 тыс. населения, а
смертность в 3,6 раза - с 19,0 до 5,3 на 100 тыс.
населения. Достижение столь внушительных
успехов в борьбе с ТБ в России на протяжении
последних 10 лет во многом обусловлено
последовательн ой реализацией Федеральных
программ по борьбе с ТБ.
Эпидемическая ситуация по ВИЧ -инфекции в
России все еще остается напряженной и
характеризуется значительным ростом смертности,
которая за п ериод с 2006 по 2018 гг. возросла в 8
раз - с 1,6 до 13,0 на 100 тыс. населения [1,2,3].
Сложившаяся ситуация во многом обусловлена
широким распространением туберкулеза среди
пациентов с ВИЧ -инфекцией (ТБ/ВИЧ, МКБ -10
В20.0), в субъектах Российской Федераци и (РФ) и
высоким уровнем смертности среди пациентов
данной группы, обусловленной ВИЧ -ин фекцией
[1,3,4,6,7,8,9].
В связи с этим, представляется важным
изучение изменений, произошедших в структуре
смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции и
обусловленных влиянием ТБ/В ИЧ, поскольку во
многом эти вопросы остаются изученными
недостаточно.
Цель исследования : изучение динамики
показателей смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции в
России за период с 2000 по 2018 годы.
Материалы и методы
Использованы данные Росстата о смертности
нас еления России от ТБ и ВИЧ -инфекции
(стандарти зованный показатель на 100000
населения) за 2000 -2018 годы. Данные о структуре
пациентов с ТБ/ВИЧ получены из формы №61
феде рального статистического наблюдения за 2018
г. Для анализа половозрастного распределени я
смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции был и
определены средние значения уровня смертности
от ТБ и ВИЧ -инфекции, что было обусловлено
регистрацией небольшого числа ежегодных
случаев смерти в возрастных группах.
Результаты исследования
В России в начале XXI века (2000 -2018 гг.)
смертность от инфекционных болезней изменялись
незначительно и в среднем составляли 23,2 на 100
тыс. населения (рис.1). В ее структуре основную
долю зани мали смертность от ТБ и ВИЧ -инфекции,
суммарная доля которых в среднем за данный
период времени составляла – 83,8%.

Рис.1. Смертность от ТБ, ВИЧ -инфекции и инфекционных болезней, Россия, 2000 -2018 годы,
стандартизованный показатель на 100000 населения
19,7 19,0 20,5 20,6 20,2 21,0
18,6
17,0 16,5 15,4 14,0 13,0 11,5 10,3 9,2
8,4 7,1 5,9 5,3 0,1 0,2 0,3 0,4 1,0 1,0 1,6 2,4 2,9 3,6 4,4 5,3 5,8 6,8
8,0
9,8
11,7 12,6 13,0
24,9 24,1 25,0 24,9 24,8 25,9
23,7 22,7 22,7 22,2 21,8 21,8 20,7 20,4 20,6 21,6 22,2 22,0 21,7
0,0
5,0
10,0
15,0
20,0
25,0
30,0
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Туберкулез ВИЧ -инфекция Инфекционные болезни

34 American Scientific Journal № ( 42 ) / 2020
Снижение смертности от ТБ началось в России
в 2006 г. и продолжается по настоящее вр емя.
Суммарн ые темпы снижения данного показателя за
период с 2006 по 2018 гг. составляли 71,5%, а ее
значение в 2018 г. достигло 5,3 на 100 тыс.
населения. Одновременно, на фоне снижения
смертности от ТБ наблюдался интенсивный рост
смертности от ВИЧ -инфекц ии, которая за этот же
период времени возросла в 8 раз - с 1,6 до 13,0 на
100 тыс. населения (рис.1). Динамика смертности
от ТБ и ВИЧ -инфекции в 2006 -2018 гг.
характеризовалась сближением траекторий их
движения с их взаимным пересечением,
зарегистрированны м в 2014 г. (рис.1). Наличие
«перекреста» свидетельствовало о глубоких
изменениях, произошедших в структуре
смертности от инфекционных болезней, в
результате которых доля смертности от ВИЧ -
инфекция, достигла таковой от ТБ, а затем заметно
ее превысила.
В Р осс ии рост с мертности от ВИЧ -инфекции
начался в 2006 г. В последующие годы наблюдался
значительный рост данного показателя,
обусловленный распространением ТБ/ВИЧ (МКБ -
10 В20.0, В20.7, В22.7) в субъектах РФ и ростом
числа смертельных исходов среди пациентов
данной груп пы [1,2,3,4]. За последние 10 лет (2010 -
2019 гг.) доля пациентов с ТБ/ВИЧ среди впервые
выявленных пациентов и контингентов с ТБ
ежегодно возрастала и в 2019 г. достигла 24,7% и
22,8% соответственно (таб.1). В настоящее время в
России каждый 4 -й пациент с ТБ, как впервые
выявленный, так и из контингентов, является
пациентом с ТБ/ВИЧ.
Таблица 1
Доля пациентов с ТБ/ВИЧ среди впервые выявленных пациентов и контингентов с ТБ,
Россия, 2010 -2019 годы, %
Наименование 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
Впервые выявленные 7,6 9,5 10,7 12,5 15,1 17,3 19,3 20,9 23,1 24,7
Контингенты 6,4 7,8 9,0 10,7 12,7 15,2 17,2 18,5 20,7 22,8

В России в 2018 г. д оля пациентов с ТБ/ВИЧ
среди пациентов, умерших от ВИЧ -инфекции
(МКБ -10 В20 -В24) составля ла 35%, то есть в
настоящее время кажд ый 3 -й пациент, умерших от
ВИЧ -инфекции, был пациентом с ТБ/ВИЧ.
Динамика смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции
во многом зависит от возраста и пола пациентов.
Анализ половозрастного рас пределения
смертности от ТБ в России з а последние 10 лет
(2009 -2018 гг.) выя вил следующие тенденции:
- среди мужчин наибольшее среднее значение
уровня смертности от ТБ, а также максимальный
разброс средних значений, приходились на
возрастные группы 45 -54 и 35 -44 года, причем, при
этом наиболь ший разброс значений был
зарегистриров ан в группе 45 -54 года;
- среди женщин средние значения уровня
смертности от ТБ были в несколько раз ниже по
сравнению с таковыми среди мужчин. При этом их
максимальная концентраци я наблюдалась в
возрастной группе 35 -44 года, а наибольший
разброс - в групп е 20 -34 года. Такой характер
распределения указывал на наличие более молодой
структуры смертности от ТБ, по сравнению с
таковой среди мужчин, поскольку пиковое
значение и максималь ный разброс средних
значений приходили сь на молодые возрастные
группы 35 -44 и 20 -34 года.
В детских возрастных группах (0 -14 лет) за
данный период времени случаев смерти от ТБ
зарегистрировано не было, а в возрастных группах
15 -19 лет они носили эпизодичес кий характер.
Таким образом , в России за послед ние 10 лет
(2009 -2018 гг.) средние значения уровня
смертности от ТБ, как среди мужчин, так и среди
женщин, сместились в сторону старших
возрастных групп населения, достигая
максимальных значений среди мужчин в
возрастной группе 45 -54 года, а сред и женщин - в
группе 35 -44 года.
Анализ половозрастного распределения
уровня смертности от ВИЧ -инфекции в России за
этот же период времени (2009 -2018 гг.) выявил
следующие тенденции:
- среди мужчин максимальный разброс
средних значений уровня смертности от ВИЧ -
инфекции и их максимальная концен трация
наблюдались только в одной возрастной группе -
35 -44 года. Лишь за последние годы произошло
небольшое смещение средних значений в сторону
старшей возрастной группы – 45 -54 г ода;
- среди женщин средние значения у ровня
смертности о т ВИЧ -инфекции были на порядок
ниже по сравнению с таковыми среди мужчин,
однако м аксимальный разброс средних значений и
их выраженная концентрация также наблюдались в
возрастной группе - 35 -44 года. Кроме того, среди
женщин на протяжении всего периода наблюдения
наблюдалось смещение возрастного профиля
смертности от ВИЧ -инфекции в сторону более
молодых возрастов - 20 -34 года, а за последние 3
года – и в сторону старшей группы 45 -54 года.
В остальных в озрастных группах, как среди
мужчин, т ак и среди женщин, случаев смерти от
ВИЧ -инфекции зарегистрировано не было или они
носили эпизодический характер.
Таким образом , анализ половозрастного
распределения смертности от ВИЧ -инфекции в
России в начале XXI века показал, что она была
локализована в молодых возрастных группах
населения, достигая максимальных значений в
группе 35 -44 года. Следует особо подчеркнуть, что
среди женщин имело место значительное
омоложение смертности от ВИЧ -инфекции в связи
со смеще нием возрастного профиля смертности к
боле е молодым возрастам - 20 -34 года.
Проведенный анализ позволил уточнить, за
счет каких возрастных групп происходил,

American Scientific Journal № ( 42 ) / 2020 35

рассмотренный на рис.1, «перекрест» траекторий
показателей смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции. В
возра стной группе 20 -34 года подобный
«перекрес т» произошел в 2010 г., то есть на 4 года
раньше, чем для всей популяции. В последующие
годы смертность от ВИЧ -инфекции в 4,8 раза
превысила таковую от ТБ и в 2018 г. достигла 15,6
на 100 тыс. соответствующего насе ления. В
результате в этой возрастной груп пе доля
смертности от ВИЧ -инфекции в структуре
смертности от инфекционных болезней в 2018 г.
возросла до 78% (в 2000 г. – 0,8%), а доля
смертности от ТБ, напротив, снизилась до 16% (в
2000 г. – 81,7%).

Рис.2.
Смертность от ТБ, ВИЧ -инфекции и инфекционны х болезней в возрастной группе 35 -44 года, Россия,
2000 -2018 годы, стандартизованный показатель на 100000 соответствующего населения

В возрастной группе 35 -44 года «перекрест»
траекторий смертности от ТБ и ВИЧ -инфекции был
зарегистрирован в 2013 г., то е сть на один год
раньше, чем для всей популяции (рис.2). В
последующие годы смертность от ВИ Ч-инфекции
интенсивно возрастала и в 2018 г. в 4,5 раза
превысила таковую от ТБ и достигла 47,3 на 100
тыс. соответствующего населения, что было в 3,6
раза выше по с равнению с ее общероссийским
значением и в 3 раза выше по сравнению с
возрастной группой 20 -34 года. В этой возрастной
группе доля смер тности от ВИЧ -инфекции в
структуре смертности от инфекционных болезней в
2018 г. возросла до 75,2% (в 2000 г. – 0,5%), а доля
смертности от ТБ снизилась до 16,5% (в 2000 г. –
91%).
В старшей возрастной группе 45 -54 года
смертность от ТБ в начале XXI века (2000 -2018 гг.)
снизилась в 4 раза и в 2018 г. составляла – 10,9 на
100 тыс. соответствующего населения. Однако в
этой гр уппе смертность от ВИЧ -инфекции за
последние 10 лет (2009 -2018 гг.) возросла в 10,2
раза и ее значение в 2018 г. составля ло 17,4 на 100
тыс. соответствующего населения.
Среди детей в возрасте 0-4 года смертность от
ТБ была крайне низкой и в среднем за вес ь период
наблюдения (2000 -2018 гг.) составляла 0,3 на 1 00
тыс. соответствующего населения. Смертность от
ВИЧ -инфекции в этой возрастной группе также
была крайне низкой и в среднем за этот же период
времени составляла 0,2 на 100 тыс.
соответствующего населе ния.
В возрастной группе 5-19 лет случаи смерти
как ТБ, так и ВИЧ -инфекции, носили
эпизодический характер и в среднем за 2000 -2018
гг. значения показателей смертности от обеих
инфекций составляли 0,1 на 100 тыс.
соответствующего населения.
В старших возр астных группах - 55 лет и
старше в начале XXI века смертность от ТБ
стабильно снижалась и в 2018 г. достигла 7,4 на 100
тыс. соответств ующего населения. Смертность от
ВИЧ -инфекции была низкой и на протяжении всего
периода наблюдения не превышала 1,2 на 100 тыс.
соответствующего населения.
Заключение
В начале XXI века в России динамика
смертности от ТБ свидетельствовала о ее снижении
во вс ех возрастных группах, а динамика
смертности от ВИЧ -инфекции, напротив,
указывала на ее беспрецедентный рост в молодых
возрастных группах 20 -34 и 35 -44 года и за
последние годы - в группе 45 -54 года. В настоящее
время в России смертность от В ИЧ -инфекции в
молодых возрастных группах заняла лидирующее
положение в структуре причин смерти от
инфекционных болезней, вытеснив при э том
смертность от ТБ.
Наблюдаемый на протяжении последних 10
лет в России рост смертности от ВИЧ -инфекции во
35,2 34,2 36,8 38,0 37,7 39,9
35,3 31,7 31,2
29,4 26,7 25,4 22,8
20,1 18,6 17,0 13,8 10,8 10,4 0,2 0,2 0,4 0,8 1,3 1,4 2,5 4,2 5,2 7,1 9,4
12,8 15,1
20,4 25,1
32,7
41,4
45,6 47,3
38,7 37,6 40,1 41,6 42,0 44,5 40,6 38,7 39,4 39,4 39,4 42,1 41,7 44,2
48,4
54,4
60,0 61,5 62,9
0,0
10,0
20,0
30,0
40,0
50,0
60,0
70,0
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Туберкулез ВИЧ -инфекция Инфекционные болезни

36 American Scientific Journal № ( 42 ) / 2020
многом обусловлен влияние м ряда негативных
факторов, среди которых наиболее значимыми
являются следующие: во -первых, позднее
выявление пациентов с ВИЧ -инфекцией, когда
течение болезни приобретает тяжелый и порой
необратимый характер; во -вторых, широкое
распространени е ТБ/ВИЧ в суб ъектах РФ,
сопровождающееся ростом смертности от ВИЧ -
инфекции [1,2,3,4,5,7,8,9]. В России в 2018 г. среди
впервые выявлен ных пациентов с ВИЧ -инфекцией
из молодых возрастных групп (25 -44 года) каждый
5-й являлся пациентом с ТБ/ВИЧ (МКБ -10 В20. 0,
В20.7, В22. 7), а среди пациентов, умерших
вследствие ВИЧ -инфекции (МКБ -10 В20 -В24),
доля таковых составляла 81%.
В России в 2018 г. доля впервые выяв ленных
пациентов с ТБ/ВИЧ, у которых наблюдалось
тяжелое течение ВИЧ -инфекции с проявлениями
множественных инфекций и болезней (МКБ -10
В20.7, В22.7), в сочетании с выраженной
иммуносупрессией, составляло 45% от их общего
числа [4]. Кроме того, наличие высокой доли
пациентов с ТБ/ВИЧ у которых была
диагностирована множественная (МЛУ -ТБ) и
широкая (ШЛУ -ТБ) ле карственная ус тойчивость
возбудителя к противотуберкулезным препаратам,
в 2018 г. составляла 21% среди контингентов с
ТБ/ВИЧ, что также значительно увеличивало риск
развития смертельных исходов [2,3,4,6,7,8,9,10].
Суммируя вышесказанное, следует особо
подчеркнуть стрем ительность и радикальность
перемен, произошедших за последние годы в
эпидемической ситуации по ТБ и ВИЧ -инфекции в
тех су бъектах России, где наблюдается широкое
распространение ТБ/ВИЧ, но не были предприняты
решительные действия, направленные на ее
ограничение путем проведения
химиопрофилактики ТБ среди пациентов с ВИЧ -
инфекцией, назначения АРВТ всем, нуждающимся
в ней пацие нтам, независимо от их иммунного
статуса, повышения эффективности лечения
пациентов с МЛУ -ТБ и ШЛУ -ТБ [1,2,4,5,6,10]. Все
это является наглядным уроком для тех субъектов
РФ, где подобная ситуация только развивается.

Список литературы
1. Воронин Е.Е. ВИЧ -инф екция в Российской
Федерации //Уральский медицинский журнал.
2016. Т.142. №9. С. 6 -8. [ Voronin E.E. VICh -
infektsiya v Rossiyskoy Federatsii //Ural'skiy
meditsinskiy zhurnal. 2016. T.142. №9. S. 6 -8. ( in
Russ ).]
2. Нечаева О.Б. Эпидемическая ситуация по
туберк улезу среди лиц с ВИЧ -инфекцией в
Российской Федерации //Туберкулёз и боле зни
лёгких. 2017. Т.95. №3. С.13 -19. [Nechaeva O.B.
Epidemicheskaya situatsiya po tuberkulezu sredi lits s
VICh -infektsiey v Rossiyskoy Federatsii //Tuberkulez
i bolezni legkikh . 201 7. T.95. №3. S.13 -19. (in Russ).]
3. Цыбикова Э.Б., Владимиров А.В. Анализ
смертности от туберкулеза и ВИЧ -инфекции в
субъектах Российской Федерации с
использованием матрицы //Туберкулез и болезни
легких. 2015. №.12. С. 37 -43. [Tsybikova E.B.,
Vladimirov A.V. Analiz smertnosti ot tuberkuleza i
VICh -infektsii v sub "ektakh Rossiyskoy Federatsii s
ispol 'zovaniem matritsy //Tuberkulez i bolezni legkikh .
2015. №.12. S. 37 -43. (in Russ).]
4. Цыбикова Э. Б. Туберкулез, сочетанный с
ВИЧ -инфекцией, в России: статистика и
взаимосвязи //Туберкулез и болезни легких. 2018.
Том 96. №12. С.19 -17. [Tsybikova E.B. Tuberkulez ,
sochetannyy s VICh -infektsiey , v Rossii : statistika i
vzaimosvyazi //Tuberkulez i bolezni legkikh . 2018.
Tom 96. №12. S.19 -17. (in Russ).]
5. Cain KP, et al. An algorithm for tuberculosis
screening and diagnosis in people with HIV. New
England Journal of Medicine. 2010; 362 (35):707 -716.
6. Dean GL, Edwards SG, Ives NJ, et al.
Treatment of tuberculosis in HIV -infected persons in
the era of highly active antiretrovira l therapy. AIDS.
2002; 16 (1): 75 -83.
7. Gandhi N.R. Extensively drug -resistant
tuberculosis as a cause of death in patients co -infected
with tuberculosis and HIV in a rural area of South
Africa. Lancet. 2006; 368:1575 -1580.
8. Getahun H, Gunneberg C, Granich R, Nunn P.
HIV infection associated tuberculosis: the
epidemiology and the response. Clinical Infectious
Diseases. 2009; 50 (3): 201 -207.
9. Mchunu G. J, van Griensven S.G, Hinderaker
P. et al. High mortality in tuberculosis patients despite
HIV interventions in Swaziland. Public Health Action.
2016; 6 (2): 105 –110.
10. Waismann JI, Palmero DJ, Albert FA,
Guemes Gurtubay JL, Francos JL, Negroni R.
Improved prognosis in HIV /AIDS related multidrug
resistant tuberculosis patients treated with highly active
antiretro viral therapy. Medicina, 2001; 61 (6): 810 -814.