Американский Научный Журнал ХИМИЯ БОЛИ И ЕЕ МЕДИАТОРЫ

Аннотация В статье подробно описаны химические и биохимические процессы, происходящие в организме при возникновении и развитии боли. Описаны основные медиаторы сигнализирующие и развивающию боль в тканях, органах и локально в организме Скачать в формате PDF
American Scientific Journal № (2 9) / 2019 21

МЕДИЦИНА И СТОМАТОЛОГИЯ

CHEMISTRY PAIN AND I TS MEDIATORS

Grachev V.
Doctor of technological science,
academician of the Academy of Medical and Technical Science of Russian Federation,
professor, CEO Scie ntific & Industrial company «AVERS»,
Moscow.
Marinkin I.
Doctor of medical sciences,
academician of the Academy of medical and technical sciences of Russian Federation,
professor, rector of the Novosibirsk State Medical University,
Head of the Department of Obstetrics and Gynecology of the Pediatric Faculty,
Novosibirsk
Suslonova N.
Doctor of medical scien ces,
Academician of the Academy of Medical and Technical Sciences of the Russian Federation,
professor, Advisor to the Governor of the Moscow Region,
Moscow
Dadaev M.
Candidate of Medical Sciences,
traumatologist -orthopedist of the Central Clinical Hospital of the Russian Academy of Sciences,
Moscow

ХИМИЯ БОЛИ И ЕЕ МЕДИ АТОРЫ

Грачёв В.И.
Доктор технических наук,
академик Академии медико -технических н аук Российской Федерации,
профессор, генеральный директор – главный конструктор
«Научно -производственная компания "АВЕРС",
г. Москва
Маринкин И. О.
Доктор медицинских наук,
академик Академии медико -технических наук Российской Федерации,
профессор, ректор ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет»,
заведующий ка федрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета,
г. Новосибирск
Суслонова Н.В.
Доктор медицинских наук,
академик Академии медико -технических наук Российской Федера ции,
профессор, советник губернатора Московской области,
г. Москва
Дадаев М.Х.
Кандидат медицинских наук,
травматолог -ортопед Центральной клинической больницы Российской академии наук,
г. Москва

Abstract. The article describes in detail the chemical and biochemical processes that occur in the body when
pain occurs and develops. The main mediators signaling and developing pain in tissues, organs and locally in the
body are described.
Аннотация В статье подробно описаны химические и биохимические процессы, происходящие в
организме при возникновении и развитии боли. Опис аны основные медиаторы сигнализирующие и
развивающию боль в тканях, органах и локально в организме.
Keywords: histamine, canthar idin bubble, acetylcholine, serotonin, kinins, bradykinin, trasy lol, callidine,
substance Р.
Ключевые слова: гистамин, кантаридиновый пузырь, ацетилхолин, серотонин, кинины, брадикинин,
тразилол, каллидин, субстанция Р.

О том, что б оль может быть вызвана не только
физическими, но и химическими воздействиями,
известно уже давно. Введение в организм
различных химических веществ, смачивание ими

22 American Scientific Journal № ( 29 ) / 20 19
кожи или слизистых оболочек, инъекции
гипертонических растворов или лекарственных
препаратов в мышцу, кожу, подкожную клетчатку
образование в органах и тканях продуктов
нарушенног о обмена веществ - все это может
явиться причиной болевого ощущения.
Неудивительно поэ тому, что в специальной
литературе возникло представление о
«болетворных» (алгогенны х) веществах, вернее, о
химических передатчиках – медиаторах боли.
Поэтому, можно под умать, что это как ие-то
особые химические соединения, образующиеся в
коже, крови, органах, тканях при нарушении их
целости, действующие на болевые рецепторы и
являющиеся первым звеном данной цепи
физиологических и биохимических процессов,
порождающих боль.
Многие исследователи считали, что в основе
любого болевого ощущения лежит химическое
раздражение. Они утверждали, что существуют
специфические вещества, образующиеся в тканях
или освобождающиеся из связанной формы в
необходимый момент. Их назначение - вы звать
возбуждение в нервных окончаниях, передающих
природой сигналы, воспринимаемые на шим
сознанием как боль.
О том, что болевое ощущение может
передаваться химическим п утем, говорил еще в
1927 году известный авглийский ученый Томас
Люис. В дальнейшем осн овную роль в медиации
боли большинство исследователей стали
приписывать гистамину. Был о доказано, что
введение слабого раствора этого вещества в тошцу
кожи вызывает у чел овека болевое ощущение.
Оказалось, что оно обладает болетворным
действием в совершенно ничтожной, буквально
гомеопатической концентрации -10 -18 г/мл, что
соответствует 54 молекулам вещества. Но если же
вводить гистамин в разведении 10 -6 – 10 -8 г/мл,
испыту емый будет ощущать не боль, а зуд.
Многие советские исследователи (С. Д.
Балаховский, Н. И. Гращенков, Х. С. Коштоянц)
неоднократно выс казывали предположение, что
причиной кожной боли является накопление
гистамина в тканевой жидкости, омывающей
нервные ок ончания. В результате травмы, удара,
пореза, ожога в клетках возникает комплекс
сложны х химических или физико -химических
превращений, составляющих предварительную
фазу боли . Это приводит к освобождению из
связанной формы и появлению в тканях активно
действ ующих болетворных веществ. Механизм их
действия понятен: раздражение нервных
окончаний , поток импульсов по нервным волокнам,
возникновение ощущения в клетках центральной
нервной системы, боль. Вещества эти образуются
не мгновенно. Для их появления неоходим какой -
то скрытый период. Их постепенным образованием
и объясняется сравнительно медле нное
возникновение боли при некоторых нарушениях
целостности тканей. Все эти вещества,
вызывающие боль, и являются, по мнению многих
исследователей, гистаминоподобными.
Проводится множество экспериментальных
доказательств, подтверждающих участие
гистамина в возникновении боли. Обнаружены
большие количества свободного гистамина в коже
при тр авме, порезах, ранах, ожогах и ушибах.
Ранее мы уже писали о веществах,
освобождающ их гистамин из связанной формы.
Еще недавно таких освободителей гистамина
насчитывалос ь очень немного. К ним относили
некоторые яды, ферменты, бактериальные токсины
и аллер гены. Действие их объяснялось, в основном,
повреждением тканей. В настоящее время мы знаем
несколько десятков разнообразных химическиx
соединений, введение которых в орга низм
приводит к освобождению гистамина из связанной
формы. Например, давно известный х имический
препарат 48/70 (соединение р- метоксифенетил -
метиламина с формальдегидом), некоторые
лекарственные вещества и антибиотики.[1]
Действие этих соединений было исп ытано в
экспериментах на животных и проверено в
клиниках на большом числе добровольцев.
Оказалось, что достаточно ввести в кровь такой
«освободитель» гистамина, как мгнов енно
развивается картина аллергизации организма.
Наряду с отеками, зудом нарушеним дых ания,
сильнейшим насморком, испытуемые ощущали
нередко мучительные тянущие боли в разл ичных
внутренних органах, мышцах и коже. По -
видимому, это связано с освобождением из
тканевых депо больших количеств гистамина.
Предварительное введение какого -либо
проти вогистаминного препарата, например
димедрола, полностью снимало все эти явления.
Значение гистамина в возникновении болевых
ощущений подтверждается клиническими
наблюден иями. Исследования, проведенные на
базе Новосибирского государственного
медицинского у ниверситета показали, что при
острых и хронических болях содержание
свободного гистами на в крови намного
увеличивается. Особенно много его при острых
болях, например невр алгиях, головных болях,
приступах грудной жабы; несколько меньше при
болях хронических , длящиеся многие недели или
месяцы.
Можно отметить еще один интересный факт.
При некоторых болях уровень гистамина в крови
может быть и сравнительно низким, но при этом
бездействуют механизмы, разрушающие или
связывающие его. Отсутствие противодействия
создает в организме такие условия, что даже
небольшие количества гистамина могут вызват ь в
одних случаях явления аллергии, в других боль, в
третьих расстройство деятельнос ти внутренних
органов.
Как известно, раздражение кожи
электрическим током вызывает бо ль. Если
исследовать при этом содержание в ней свободного
гист амина, то оно окажется увеличенным во много
раз. Установлено также, что количество гистамина
повышено и в зо нах Захарьина – Гэда, где истинная
боль отсутствует и человек ощущает лишь

American Scientific Journal № (2 9) / 2019 23

отраженную, проецирующуюся из больного органа
боль. Стоит ввести в зону отраженной боли
противоги стаминный препарат, как боль исчезнет.
Мы неоднократно пробовали вводить
гистамин в толщу кожи. При этом всегда возникала
сначала колющая острая, потом жгучая тянущая
бо ль. Интенсивность ее была пропорциональна
количеству введенного вещества.
Американские исследователи Розентаяь и
Минард пробовали вводить растворы гистамина в
конъюнктив альный мешок глаза. Если
концентрация раствора была 2 х 10 -5 г/мл,
испытуемый ощущал л егкое раздражение и чувств о
тепла. Раздражение усиливалось, особенно во
внутреннем углу глаза, при накапливании раствора
4 х 10 -4 г/мл. При введении раствора 10 -4 г/мл че рез
несколько секунд возникала острая боль, а раствор
10 -3 г/мл вызывал мгновенную жгу чую и колющую
боль.
Таким образом, на первый взгляд все просто.
Гистамин – болетворное вещество, является
основным передатчиком или медиатором боли. И
если разрушить eгo в крови и тканях или
заблокировать рецепторы, чувствительные к
гистамину, как боль из чезает. А на самом деле все
гораздо сложнее, чем казалось раньше и даже
кажется сейчас сторонникам гистаминовой теории
боли.
Немецкий фармаколог Флекенштейн в 1948 –
195 0 гг. показал, что помимо гистамина существует
немало веществ, которые при введении их под кожу
вызывают острую боль. Так, например,
формальдегид, монохлорацетон, моноброма цетон,
хлористый калий, эфиры монобром - и
монойодуксусной кислот, бромциан, акролеин ,
аллилгорчичная кислота и другие вещества,
введенные даже в очень больших разведениях (1 :
400 000), могут вызвать нестерпимое болевое
ощущение.
Но главное в том, что все они обладают
неограниченной способностью подавлять
окислительные процессы в эпителиа льных клетках.
Непосредственной причиной болевого ощущения
является почти полное прекр ащение тканевого
дыхания в коже, подвергшееся действию этих
веществ. В то же время, хи мические соединения,
подавляющие гликолиз, т. е. анаэробное
образование молочной кис лоты, например
натриевые соли тех же монобром - и
монойодуксусной кислот, не влияющие
непосредственно на тканевое дыхание. Даже при
введении в разведеввв 1 : 1000 не способн ы вызвать
боль. [2]
Флекенштейн предположил, что
возникновение боли тесно связано с подавлением
процессов усвоения, ассимиляции и преобладанием
процессов распада (диссим иляции). Все, что
повышает распад, застой в крови, т.е.
недостаточное снабжение тканей кислородом,
механическое воздействие, тепло и так далее, всё
это усиливает боль. Вс е, что снижает потребность
тканей в кислороде – покой, холод, усиление
кровотока – уме ньшает боль.
Однако исследования Флекенштейна не
привели в окончательному решению вопроса. За
прошедшие и особенно за последние годы наука о
боли обогатилась ещё более но выми фактами,
подчас совершенно неожиданными. Несомненный
интерес в этом плане предста вляли работы
английского фармаколога и терапевта Кила.
Совместно со своей помощницей А рмстронг он
изучил действие caмыx различных химических
веществ на возникновение боле вого ощущения у
человека.
Работы Кила, как и все исследования
подобного рода, выполне нные на человеке, имеют
один общий недостаток. Люди всегда предельно
субъективны в оценке болевого ощущения. Как
указывает американский исследователь Бичер, не
существует прямой зависимости между силой
раздражения и субъективным восприятием боли.
Человеку очень трудно быть объективным в ту
минуту, когда он испытывает боль. Оценка зависит
от многих причин, и, пожалуй, ни одна из них не
поддается строгому статистическому ана лизу.
Ощущение боли всегда индивидуально. Наука
не располагает закономерными внешними
признаками, характеризующими боль. Нельзя
составить пригодную на все случаи жи зни шкалу
болевых ощущений, основанную на бесспорных
объективных проявлениях боли. При этом ,
испытуемый сам должен определить
интенсивность болевого чувства, сам поставить ему
уровень боли.
Кил со своими сотрудниками разработал
целую систему критериев болевого ощущения.
Испытуемый, в зависимости от болевого чувства,
нажимает одну из расположенн ых перед ним
клавиш: 0 – отсутствие боли, 1 - легкая боль, 2 -
умеренная боль, 3 - силь ная боль, 4 - очень сильная
боль. При нажиме одной из клавиш
соответствующая запись фи ксируется на
закопченном движущемся барабане.
В своих работах Кил использовал различ ные
методы, вызывая боль химическими веществами.
Наиболее интересные результаты дала
предложенная им методика нанесения химических
веществ на дно кантаридинового пузыря. Ко жа
предплечья обрабатывалась кантаридиновым
пластырем. Через 24 часа образовывался п узырь,
наполненный жидкостью. Пленка пузыря
осторожно срезалась ножницами, а на обнаже нвый
слой кожи (дно, основание пузыря) наносилось
испытуемое вещество. В зависимости о т
интенсивности возникшего ощущения испытуемый
нажимаел соответствующую клавишу. Мы
повторили описанный опыт в Центральной научной
лаборатории Новосибирского государствен ного
медицинского университета (рис.1).

24 American Scientific Journal № ( 29 ) / 20 19
Рис. 1. Исследование болевой чувствительности к химическим веществам

По окончании исследования дно пузыря
промывали физизиологическим раствором и через
несколько минут наносили новое вещество. В
течение 3 часо в мы провели 14 исследований. В
эксперименте мы регистрировали и латентный
период, т.е. время между нанесением химич еского
вещества и возникновенем боли. В тех случаях,
когда боль очень сильная и длительная,
испытуемый задерживал палец на клавише или
нажим ал ее несколько раз.
Среди испытанных веществ наибольший
интерес представляли медиаторы и гормоны,
содержание котор ых в крови, как известно, может
увеличиваться или уменьшаться в зависимости от
различных физиологических и патологических
условий.
Ацетилхо лин вызы вает боль как при введении
в кожу, так и при попадании на слизистые
оболочки. Но самая сильная боль возникае т при
нанесении растворов ацетилхолина на основание
кантаридинового пузыря. Боль возникала почти
мгновенно и по своему характеру напоминала укол
иглой. Длительность ацетилхолиновой боли
продолжалась от 10 до 40 секунд, усиливаясь или
ослабевая в зависимост и от концентрации раствора
(рис. 2).

Рис. 2. Интенсивность болевого ощущения при нанесении на дно кантаридинового пузыря различных
раз ведений ацетилхолина.
По ординате – шкала болевых ощущений 1 – ацетилхолин в разведении 10 -4; 2 – в разведении
5 х 10 -5; 3 – 10 -5; 4 – 2,5 х 10 -5; 5 – на дно пузыря нанесен атропин, выключающий действие
ацетилхолина; 6 – ацетилхолин в разведении 2,5 х 10 -5; 7 – в разведении 5 х 10 -5, после того как
действие атропина прекратилось

Пороговая концентрация ацетилхолина,
необходимая для возникновения боли примерно
равнялась 10 -5 – 3 х 10 -5 г/мл. Однако, нам
встречались некоторые испытуемые, мало
чувствительные к действию ацетилхолина. Они
ощущали боль при концентрации препарата от 10 -5
г/мл. А если на основание пузыря предварительно
нанести раствор хлористого калия, то
чувствительность к ац етилхолину резко
повышается. Объясняется это, вероятно, тем, что
хлорист ый калий вытесняет ацетилхолин из
связанной (неактивной) формы. Вследств ие этого
концентрация свободного ацетилхолина
повышается, а связывание тканями прекращается.
Мы определили также , что особенно острую боль
вызывает одновременное накопление в тканях
ацетилхолина и гистамина.
Некоторые вещества, являющиеся
антагонистами ацетилхолина (атропин,
тубокурарин и другие), снимают eгo болетворное
действие.
Алгогенными свойствами обладают также и
катехоламины, например адреналин и
норадреналин. При нанесении раствора этих
веществ на дно кантаридинового пузыря возникает
острая бол ь (рис. 3). Наши исследования показали,
что при сильных болях содержание катехоламинов
в крови увеличивается.

American Scientific Journal № (2 9) / 2019 25

Рис. 3. Интенсивность болевого ощущения при нанесении на дно кантарид инового пузыря ацетилхолина,
адреналина, норадреналина и серотонина
Вариант а: 1 – ацетилхолин в разведении 2,5 х 10 -5; 2 – раствор Рингера; 3 – виннокаменнок ислый
адреналин в разведении 10 -4; 5 – виннокаменнокислый натрий в разведении 10 -3; 6 – адреналин в
разведении 10 -3; 7 – виннокаменнокислый натрий
Вариант 2: 1 – ацетилхолин 2,5 х 10 -5; 2 – раствор Рингера; 3 – норадреналин 10 -4; 4 – норадреналин
10 -3; 5 – серотонин 2,5 х 10 -6

Уже давно известно, что боль приводит к
усилению деятельности мозгового с лоя
надпочечников, что ведет к повышению уровня
адреналина в крови. Но пр и болях, в крови, наряду
с адреналином растет и содержание норадреналина.
Возбужденная симпатическая нервная с истема
отдает в кровь неиспользованные продукты своего
обмена, и в первую очередь медиатор, это
норадреналин.
Нами было установлено, что у больных с
инфарктом миокарда, при выраженных болях, в
моче во много раз увеличивается содержавие
адреналина и норадр еналина. В то же время при
инфарктах, не сопровождающихся болями,
количес тво адреналина и норадреналина в моче не
выше, чем у здоровых людей.[3]
Содержание катехоламинов в крови и моче
увеличиваются при воспалениях седалищного и
тройничного нервов, при мыш ечных болях,
кишечных и почечных коликах, словом, при всех
заболеваниях, сопровождающихся болями. Мы
отметили еще один интересный факт. При
одност оронних болях, например при воспалении
правого или левого седалищного нерва,
поражениях одного плечевого сплет ения,
воспалении одиночного сустава, кровь, взятая из
вены «болевой» стор оны, содержит больше
катехоламинов, чем кровь, полученная из вены
«здоров ой» стороны. Особенно много в крови
«болевой» стороны симпатического медиатора –
норадреналина.
Если исследов ать мочу больного с тяжелыми
болями, в ней можно обнаружить не только
бол ьшие количества адреналина и норадреналина.
Она содержит также различные продукты
превращения катехоламинов в организме,
например ванилил – миндальную кислоту. Все это
говорит о том, что катехоламины активно
участвуют в возникновении или поддержании
болевы х ощущений.
Интересно отметить, что при болевом
синдроме в крови увеличивается содержание меди.
По -видимому, это связано с повышением тонуса
симпатической нервной системы. Кроме того , медь
входит в состав многих ферментов, регулирующах
деятельность эндокр инных желез.
Выраженными болетворными действиями
обладает и серотонин (5 -окситриптанин). При
нанесении его на дно кантаридинового пузыря в
разведении 2,5 х 10 -6 г/мл возникает отчетл ивое
болевое ощущение. Поэтому, болетворвое действие
серотонина очень нап оминает эффект, вызванный
человеческой сывороткой.
Изучению роли серотонина в возникновении и
снятии боли было уделено немало внимания.
Оказалось, что серотонин, при введении его в
организм может в одних случах усиливать, в других
ослаблять боль. Особенно велико его значение при
эмоциональных болевых реакциях.
Французские физиологи Херольд и Кан,
работавшие с крысами, при введении серотонина и
последующем раздражении электрическим то ком
отмечали усиление реакции настораживания,
прыжка, бегства, крика и ко нечной «осмысленной»
попытки укусить или сорвать электроды,
укрепленные н а хвосте животного. Они пришли к
выводу, что серотонин играет существенную роль в
болевом поведении. В зависим ости от количества
его в мозге животное, при болевом раздражении,
ведет с ебя различно. Почти полное исчезновение
серотонина из мозга крыс, после п редварительного
введения резерпина, резко обостряет болевые
реакции, усиливает крик, кусание электродов.
Подоб ное поведение принято называть
«гипералгическим».[4]
Напротив, увеличение содержания серотони на
в мозге, что нетрудно осуществить, вводя крысе

26 American Scientific Journal № ( 29 ) / 20 19
предшественник серотонина триптофан –
аминокислоту, легко проникающую в мозг через
гемато -энцефалический барьер, усиливает крик, но
полностью снимает «осмысленную» реакцию.
Животное, моз г которого насыщен серотонином, не
кусает электродов и не делает попыток их сорвать.
Механизмы этого явления сложны и не во всем
понятны. Но полученные данные показывают, что
серотони н принимает определенное участие в
восприятии боли в болевое поведенае во многом
зависит от его содержания в мозге.
Продолжая наши исследования мы
обнаружили огромное число веществ, вызывающих
боль при нанесении их на основание
кантаридинового пузыря. Был о установлено, что
боль способны вызывать щелочи, кислоты,
сапонины и дру гие химические, и биологические
вещества (рис. 4 и 5). Конечно, сразу воз никает
вопрос: почему ацетилхолин, гистамин,
катехоламины, серотонин и другие биологические
вещества, непрерыв но образуясь в процессе обмена
веществ, накапливаясь в крови и тканевой
жидкости, не вызывают постоянной боли? Надо
полагать, что все эти вещества никогда не приходят
в соприкосновение с химорецепторами в столь
высоких концентрациях, как в экспериментах. К
тому же, они нередко взаимно нейтрализуют друг
друга.

Рис. 4. Интен сивность боле вого ощущения при нанесении на дно кантаридинового пузыря плазмы,
постоявшей 75 мин. в стеклянной пробирке (1), свежей плазмы (2),постоявшей 5 мин . в стеклянной
пробирке (3)

По крайней мере, это имеет место в здоровом
организме, в условиях е го нормального
существования. В то же время, при некоторых
заболева ниях различные биологически активные
вещества подготавливают почву для
возникновения болевого ощущения. Это относится
в первую очередь к катехоламинам, которые
изменяя кровообращение, спосо бствуют усилению
действия болетворных продуктов обмена.

Рис. 5. Интенсивность болевого ощущения при нанесени и различных биологически активных веществ на
дно кантаридинового пузыря 1 – ацетилхолина 10 -4; 2 – ацетилхолина 5 х 10 -5; 3 – свежей плазмы; 4 –
плазмы, постоявшей 4 мин. в стеклянной пробирке; 5 – ацетилхолин 10 -3; 6 – серотонина в
концентрации 10 -6; 7 – брадикардина 10 -5

В отдельных случаях боль могут вызывать
жидкости, образующиеся в организме при
различных заболеваниях. Так, например,
воспа лительные эксудаты (плевральная жидкость,
суставный выпот при подагрическом или
ревматическ ом артритах) содержат вещества,
вызывающие боль.
Плазма крови не вызывает боли, если навести
ее на основание кантаридинового пузыря. Но, если
эту плазму в течение т рех – пяти минут подержать
в стеклянной пробирке и затем накапать на дно
пузыря, возникает острая, подчас невыносимая
бель. Очевидно, в плазме, после соприкосновения
со стеклом появились какие -то вещества,
обладающие болетворными свойствами.
Мы ещё раз из менили услови я опыта. Налили
свежеполученную плазму в пробирку, покрытую
тонким слоем силик она - химического вещества,

American Scientific Journal № (2 9) / 2019 27

препятствующего смачиванию. При этом, плазма
не может прийти в соприкосновение со стеклом и
болетворные вещества в ней не образуются. Мы
столкнулись с новым явлением. Простое
соприкосновение плазмы крови со стеклом
приводит к по явлению в ней особых веществ,
способных вызывать боль.
Таким образом, общепризнанный болевой
медиатор – гистамин потерял свою монополию.
Открытая группа весьма акти вных химических
болетворных соединений, получила общее
название кининов . В настоящее время кининам
придают исключительно важное значение в
происхождении болевого ощущения. Учение о
медиаторах боли обогатилось не только новыми
экспериментальными фактама, но и чрезвычайно
важными теоретическими определениями.
Поэтому наши бывшие представления о
болетворном действии гистамина потребовали
пересмотра. Во всяком случае, он оказался не
единственным и даже не главным медиатором
боли.
Кинины – сложные белковоподоб ные
соединения - полипептиды, называемые иногда
кинин - гормонами или просто местными
гормонами. К кининам, непосредственно
связанным с проблемой боли, относятся в первую
очередь брадикинин, каллидин, а также
энтеротоксин, известный под название субстанции
Р. Кинины обладают чрезвычайно сильным
действием на ж ивотный организм. Они расширяют
сосуды, увеличивают скорость кровотока, снижают
кровяное давление и, что особенно важно,
вызывают боль при соприкосновении с
хеморецепторами.
Вещества эти обнаруживаются в ядах
некоторых змей, пче л, ос, скорпионов. Они
обра зуются в плазме в процессе свертывания крови,
содержатся в коже, железах, воспалительных
эксудатах и т.д. Происхождение кининов довольно
сложное. В крови содержатся предшественники
кининов - кининогены. Под влиянием
специфических ферментов – калликреинов –
кининогены превращаются в кинины. В
нормальных физиологических условиях кинины
быстро разрушаются особыми ферментами –
киниазами.
Наибольший интерес для проблемы боли
представляет брадикинин. Это нона пептид, т. е.
девятичленный пептид, в состав которого входят
пять аминокислот: серин, глицин, фенилаланин,
пролин и аргинин. Содержание брадикинина в
плазме крови ничтожно. Другой болетворный
кинин - каллидин – состоит из десяти аминокислот
(декапептид). В моче калледин отсутствует, так как
быстро превращаетс я в брадикинин. Брадикинин
оказывает сильное влияние на сосудистую систему.
В этом отношении он во много раз активнее
гистамина. Как и гистамин, брадикинин резко
повышает проницаемость сосудов. Если вве сти eгo
подкожно, почти сразу возникает выраженный
оте к. Среди всех известных сосудорасширяющих
веществ брадикинин наиболее сильный. Но
особенно сильно действует он на болевые
рецепторы. Достаточно ввести в сонную артерию
0,5 мкг брадикинина, чтобы вызвать сильнейшую
боль сначала в области щитовидной железы, затем
в челюсти, висках и наружном ухе. Как правило,
особо острую боль испытывает человек, если ему
вводят брадикинин в артерию. Введение в вену не
столь эффективно, боль в этих случаях не так
сильна и длится недолго. Мучительные боли
возникают при образов ании брадикинина и
калледина в воспалительных очагах. По -видимому,
боль, которую мы испытываем при различных
видах воспаления, связана с образованием кининов.
Раствор химически чистого брадикинина вызыв ает
сильнейшее болевое ощущение при нанесении eгo
на о снование кантаридинового пузыря в
разведении 10 -7 – 10 -6 г/мл.
Например, если ввести брадикинин собаке в
артерию, она начинает биться в лямках, стремится
вырваться из рук экспериментатора, укусить его.
Животное громко лает, извивается, стонет.
Кровяное дав ление при этом повышается, дыхание
значительно учащается.
Американский ученый Лим на
Международном съезде физиологов в Токио в 1965
году демонстрировал фильм, в котором было
показано действие брадикини на при введении его в
артерию собаки. Все присутствова вшие в
демонстрационном зале имели возможность
наблюдать, какую мучительную боль испытывает
при этом животное.
Подкожное введение брадикинина человеку
также является причиной жгучей боли, которая
насту пает через две -три секунды после инъекции.
Мы уже упом инали о том, что плазма крови,
постоявшая пять минут в стеклянной пробирке, при
нанесении ее на дно кантаридинового пузыря
вызывает сильную боль. Мы установили, что боль
эта вызвана брадикинином, образо вавшимся при
соприкосновении плазмы со стеклом. Но пла зма,
находившаяся в той же пробирке примерно полтора
часа, уже боли не вызывает. Кинины разрушились
под влиянием ферментов – кининаз (рис. 4, 1).
Образование и распад кининов в человеческом
организме те сным образом связаны с системой
свертывания крови. Кин иногены, предшественники
кининов – белки, образующиеся в печени, можно
выделить из крови и тканей человека, а также всех
видов животных, за исключением птиц. В плазме
крови они содержатся в альфа -2-глоб улиновой
фракции. Под влиянием фермента калликренина
кининогены превращаются в кинины. Однако,
активный калликреин в крови отсутствует. В
плазме находится в неактивной форме
(калликреиноген), которая превращается в
калликреин под влиянием одного из
многочи сленных факторов (фактора Хагемана),
участвующего в сл ожном процессе свертывания
крови.
Калликреиноген, по -видимому, образуется
также в печени. Во всяком случае у лиц,
страдающих болезнями печени, содержание eгo в
плазме значительно снижено. При контакте со

28 American Scientific Journal № ( 29 ) / 20 19
стеклом или некоторыми другими веществами
(например , каолином) фактор Хагемана
активируется и способствует превращению
калликреиногена в калликреин. У животных, у
которых фактор Хагемана отсутствует (например, у
собаки), кинины при соприкосновении плазм ы со
стеклом не образуются.
Все это говорит о том, чт о кинины
(брадикинин, каллидин и некоторые другие
полипептиды) - вещества, вызывающие боль (РPS =
pain promoting su bstances), начинают свою жизнь в
организме в ту минуту, коrда звучит первый звонок,
воз вещающий о мобилизации свертывающей
системы крови в со судах или тканевых очагах,
подвергшихся травме, удару, порезу, ожогу и т. д.
Но образование их связано не только с системой
свертывания крови, но и с процессами ее
развертывания, т. е. растворения образ овавшихся
сгустков фибрина. Фермент, растворяющий
фибр ин - плазмин также принимает участие в
образовании кининов, активируя калликреиноген и
превращая его в калликреин.
Почти тотчас же, когда целость тканей
нарушается и кровь приходит в соприкосновение с
участком, где толъко что произошло тканевое
нарушение (в одних случаях ограниченная, в
других обширная), начинается цепная реакция
кининобразующих факторов. Она протекает
медленно. Максимальное количество кининов
обнаруживается лишь через 15 - 30 минут. И
постепенно, по мере изменения химизма тканей,
начинает усиливаться болевое ощущение.
Требуется какое -то время для того, чтобы оно
достигло вершины.
Английский ученый Люис показал, что
воспаление, сопровождающееся болью, проходит в
своем развитии две стади и. В первой
накапливаются гистамин, серотонин, частичн о
ацетилхолин, во второй – кинины. При этом
гистамин способствует активированию кининовой
системы. Гистаминовая боль как бы переходит в
кининовую. Эстафета переходит от одного
алгогенного вещества к дру гому. Боль порождает
боль. [5]
Разумеется, организм не беззащитен перед
грозным натиском кининов. Существует немало
средств защиты, подавляющих, нейтрализующих,
компенсирующих их действие. Так, из печени и
околоушной железы быка, экспериментаторам
удалось выделить препарат, разрушающий
калликреин и, следовате льно, препятствующий
превращению кининогенов в кинины. Препарат
этот носит название тразилол, и нередко он
значительно смягчает тяжелые состояние больных,
и даже уменьшает число смертных случаев от
шоко в, вызванных нестерпимыми болями. Однако,
некоторые ав торы утверждают, что различные
противоревматические препараты – фенилбутазон,
2, 6 -дигидробензойная кислота, аспирин,
салициловый натрий – также препятствуют
превращению кининогенов в кинины.
Но каково же значе ние кининов в
возникновении болевого синдрома при некоторых
заболеваниях, причины которых подчас не могут
разгадать самые опытные врачи?
Мы начнем с того, что брадикинин вызывает
боль в разведении 10 -7 г/мл. Это соответствует 100
нонаграммам, т. е. 1/10 000 000 г. Пpи некоторых
воспалительн ых процес сах в суставах
заполняющая их жидкость содержит в среднем 50
нонаграммов брадикинина в 1 мл. По мере
увеличения количества брадикинина или
каллидина в суставной жидкости боль при
ревматических поражения х становится все более и
более интенсивной. Чем больше кининов, тем
мучительнее боль. И мы обратили внимание, что
это относится не только к суставам, а по существу
ко всем органам и тканям нашего тела.
Казалось бы, достаточно нейтрализовать
кинины и боль сразу должна прекратиться. Но, увы,
болетворные вещес тва в организме не
исчерпываются ни гистамином, ни серотонином, ни
кининами. Природа слишком изобретательна. Для
нее боль – средство самозащиты, линия обороны,
сигнал опасности и во многих случаях
предуп реждение о роковом исходе. И природа не
ограничивается двумя или тремя механизмами
болевой сигнализации. Защитные механизмы
должны быть надежными. Пусть лучше будет
избыток, чем недостаток физиологических мер
защиты.
Большое значение для определения механ изма
возникновения боли имеет открытое в 1931 году
шве дскими учеными Эйлером и Геддамом особое
вещество, содержащееся в кишечнике и мозге и
названное ими субстанцией Р . По своему строению
оно также принадлежит к полипептидам и состоит
из нескольких аминоки слот: лизина, аспарагиновой
и глютаминовой кислот, алл анина, лейцина и
изолейцина. Оно близко к брадикинину, но по ряду
химических свойств отличается от него.[6]
Субстанция Р может быть выделена из всего
желудочно -кишечного тракта. Но особенно богаты
ею вс е отделы нервной системы и задних
(чувствительных) кор ешков спиного мозга.
Меньше ее в передних корешках и периферических
нервах.
При нанесении субстанции Р на основание
кантаридинового пузыря в дозе 10 -4 г/мл возникает
сильная боль. Особенно мучительный характер
приобретает она при испытании очищенных
препа ратов.
Существует немало и других полипептидов,
вызывающих боль. К ним относится ангиотензин –
вещество, образующееся при действии гормона
почек (ренина) на глобулины плазмы. Болетворные
свойства ангио тензина слабее, чем брадикинина.
Но, как известно, осн овное действие ангиотензина
– повышение кровяного давления. Гормоны
гипофиза - окситоцин и вазопрессин также
вызывают боль, даже в очень больших разведениях.
Из воспалительных эксудатов было выделено
бо левое начало, получившее название
лейкотоксина . К нему близко другое вещество -
некрозин , также обладающее алгогенными
свойствами при подкожном введении.

American Scientific Journal № (2 9) / 2019 29

Этот беглый перечень болетворных
соединений, образующихся в организме, далеко не
полон. В процессе ме таболизма, особенно
нарушенного (патологического), воз никают самые
различные химические соединения, способные
вызвать боль. Опыт показывает, что особенно
сильные боли испытывает больной в тех случаях,
когда химические вещества попадают в брюшную
полость. Г ной, желчь, содержимое желудка и
кишечника, моча, кало вые массы, соприкасаясь с
хеморецепторами брюшины, вызывают тяжкие
боли в области живота и диафрагмы. Этим -то и
объясняются внезапные, буквально невыносимые,
как бы прокалывающие насквозь боли, когда
содержимое желудка или кишечника (например,
при прободен ии язвы, разрыве желчного пузыря,
перфоративном аппендиците) заливает брюшную
полость. Боли эти нередко кончаются шоком,
остановкой сердечной деятельности и внезапной
смертью.
При прободении язвы желуд ка в брюшину
изливается б ольшое количество соляной кис лоты.
Это тоже может вызвать болевой шок. Такие же
болевые ощущения возникают при разрыве
мочевого пузыря, когда насыщенный солями
раствор мочи проникает в полость живота.
И желудочный сок, и моча, нан есенные на
основание кантарид инового пузыря, вызывают
мучительную боль. По шкале Кила она получает
высший балл.
Но разнообразие болетворных веществ вовсе
не ограничивается метаболитами, образующимися
в самом организме. Каждый из нас испытывал боль
при инъ екции лекарственных веществ в кожу,
мышцу, даже в вену . Мы всегда вскрикиваем от
боли, когда нас кусает оса, пчела или жалит змея.
Нам больно, если нас обжигает крапива.
Болетворные вещества содержатся в ядовитых
и неядовитых выделениях насекомых,
земново дных, рыб, а между тем – это хорошо
изученные химическ ие соединения типа
ацетилхолина, гистамина, серотонина. Во многих
случаях мы испытываем боль, потому что
различные ферменты, проникающие в наш
организм при укусе, способствуют образованию в
организме ки нинов или других болетворных
химических соединений. Эт о оксидазы, липазы,
дегидразы, нарушающие тканевое дыхание.
Такими же свойствами обладают токсины,
напоминающие бактериальные, и вещества,
подавляющие действие ферментов, или яды,
парализующие нервную с истему.
Пчелиный яд содержит не только свободный
гист амин в довольно высокой концентрации, но и
вещества, освобождающие связанный гистамин в
пораженной ткани жертвы. Под влиянием яда
сосуды расширяются, проницаемость их
повышается, образуется отек. Немецк ие биологи
Нейман и Габерманн выделили из пчелиного яд а
две белковые фракции, способные вызвать боль.
По -видимому, они действуют на свободные
нервные окончания и вызывают характерную для
укуса пчелы боль.
Осиный яд содержит не только гистамин, но и
серотон ин, а также сходное с брадикинином
вещество, получи вше е название «осиного кинина».
Оно способно вызвать острую жгучую боль, но не
является ни брадикинином, ни каллидином.
Огромное количество ацетилхолина содержит яд
шершня. В нем же обнаруживаются серотони н,
гистамин, а также кинин, отличающийся по своим
боле творныи свойствам от осиного.
Интересно отметить, что змеиные яды, в
особенности яд кобры, гадюка и некоторых других
ядовитых змей, не содержат ацетилхолина,
серотонина или гистамина. Змеиный укус вызы вает
мгновенную боль благодаря большому количеству
кал ия и высокому содержанию в нем
освободителей гистамина из тканей жертвы. Но
основное болетворное действие змеиного яда
связано с наличием в нем ферментов, реализующих
образование кининов из кининогенов в тканях
укушенного. [7]
Раздражающее и жгучее действи е крапивы
также зависит от содержащихся в ней гистамина,
cepoтoнинa и некоторых других, пока еще мало
изученных вещества, способствующих
освобождению гистамина от связанной формы.
Подводя некоторые ито ги вышеописанному,
мо жно сказать, что успехи физики, био - и
пaтoхимии не только позволили нам заглянуть в
новую, недавно еще загадочную и непонятную
область, но и открыли перед врачами такие
возможности в борьбе с болью, о которых они даже
не могли и мечта ть.
Доказано, что рецепторы – передовые
форпо сты наших ощущений сигнализируют о
нарушениях целостности живых систем не только
при физических раздражевиях нервных окончаний,
но и под влиянием накопившихся в клетках и
тканях веществ, способных принести им вр ед.
В этих случаях роль болевых
воспринимающи х органов играют хеморецепторы.
Американский физиолог Лим считал, что,
располагаясь вокруг сосудов, они образуют как бы
две «линии предостережения» в системе защитных
мероприятий организма. Первая – поверхностна я,
кожная, составляет единую систему с тактил ьными
и термическими механизмами сигнализации. Она
вступает в действие при повреждениях и
нарушениях наружных покровов тела. Вторая -
глубокая, висцеральная, мобилизующаяся в
случаях воспаления, инфекции, расстр ойства
кровоснабжения и т.д.
На этом примере еще раз подтверждается
тесное единство нервных и гуморальных
регуляторных механизмов и мы еще глубже
постигаем взаимопроникновение и
взаимообусловленность физической и химической
информации и регуляции в жизнеде ятельности
организма на молекулярном, клеточн ом и органном
уровнях.
Несколько странно, что до сих пор совершенно
недостаточно учитывалась зависимость между
дыханием тканей и болевым ощущением. Известно,
что сильнейшие боли возникают при закупорке

30 American Scientific Journal № ( 29 ) / 20 19
сосудов, резком малокровии тканей, сужении
венечных а ртерий, мышечных болях,
обусловленных нарушением кровоснабжения
мышц, т.е. во всех случаях, когда дезорганизуется
доставка кислорода в ткани и тем самым
подавляется тканевое дыхание.
В начале ХХ века профессор медицины В. Ф.
Чиж отмечал, что боль есть пер вая реакция по
отношению к ядам, отнимающим кислород. Он
справедливо считал, что нервные клетки отвечают
болевой реакцией на кислородное голодание.
Незадолго до своей смерти советский
биохимик С.Д.Балаховский в ысказал
предположение, что нарушение окислите льных
процессов в тканях возникает под влиянием
гистамина. Как и многие другие вещества,
гистамин угнетает некоторые окислительные
ферменты типа дегидраз и благодаря этому
нарушает тканевое дыхание. Следовательн о,
участве гистамина в возникновении болевого
ощущения не прямое, а косвенное, осуществляемое
через сложную систему тканевых окислительных
ферментов. Однако вряд ли это предположение
спасает гистаминовую теорию боли. [8]
Мы уже знаем, что в организме образ уется
такое большое количество боле творных ве ществ,
что гистамин затихает среди них довольно
скромное место. Эти вещества в нормальных
условиях могут и не обладать болетворными
действиями. Но при нарушении целости тканей,
возникновении вocпaлительных очаго в, нapyшении
проницаемости сосудов, при обмен ных
расстройствах, едва заметные химические
перестройки ведут к возникновению мучительных
болевых синдромов. Организм сигнализирует в
нервную систему о расстройствах химического
благополучия, нарушениях гомеоста за,
дисгармонии во взаимоотношениях между
кле тками, органами, тканями, физиологическими
системами.
В основе разных болей лежат разные причины.
Еще и еще раз необходимо вспомнить, что болевое
ощущение имеет столь важное значение для
существования живой сис темы, что о каждом
малейшем нарушении ее цело стности необходима
точная и безупречная информация.
Каналы и механизмы информации могут
меняться и переключаться, но конечный результат
всегда один и тот же - болевое ощущение.
Известно, например, что источнико м боли часто
бывает ткань гладкой, скелетной или сердечной
мускулатуры. Причина боли здесь разгадана.
Прежде всего известно, что гистамин способен
вызывать коликообразные сокращения
мускулатуры кишечника и матки. А кроме того, в
основе мышечной боли лежит образование
субстанции Р. Она подавляет дыхан ие тканей, и по
нервным волокнам начинают поступать в
центральную нервную систему сигналы, сходные с
импульсами, вызванными сильными болевыми
раздражениями. По -видимому, эти сигналы
передаются по одному и тому ж е определенному
коду и воспринимаются нашим с ознанием как
ощущение боли. В некоторых случаях образование
или накопление в тканях других болетворных
веществ, приводит в действие ту же систему
сигнализации. Одинаковый код, сходная
сигнализация - и снова ощущ ение боли.
Возможно, все может происходить и иначе. В
силу тех или иных причин состав тканевой
жидкости в определенном органе изменяется: рН
сдвигается в кислую или щелочную сторону,
вследствие накопления продуктов нарушенного
метаболизма, сосуды в одних спучаях
расширяются, в дpyгиx резко суживаютс я,
проницаемость их изменяется. Все это в
одинаковой степени может вызвать болевое
ощущение. Нарушается регуляция сосудистого
тонуса, возникает хаотическая игра капилляров,
перестают действовать барьерные механи змы.
Снабжение тканей кислородом ухудшается,
неизбежно нарастает боль.
Совершенно естественно, что обмен веществ в
пораженном органе расстраивается. Появляются
новые ферменты, освобождаются из связанной
формы различные биологически активные
вещества. Из т каневых депо начинают поступать
гистамин, сер отонин, ацетилхолин. Выходят из
строя механизмы, способные нейтрализовать
избыточные количества этих высокоактивных
химических соединений. Повышенная
проницаемость сосудов, сильнее выраженная в
воспалительных оч агах, способствует поступлению
в ткани больши х количеств электролитов, особенно
калия (болетворное действие которого хорошо
изучено), натрия, кальция; перестраивается их
соотношение в тканевой жидкости.
Первичное болевое ощущение, начало
которому положило какое -то сильное, выходящее
за границы физиол огии воздействие на ткань или
орган, растет, подобно снежной лавине. Возникает
спастическое сокращение мышц, что в свою
очередь способствует усилению боли.
Расстраивается удивительная гармония
физиологических и биохимических процессов,
создается тот порочн ый круг, который, подобно
змее, кусающей свой собственный хвост, уже не
имеет ни начала, ни конца. Боль начинает
превращаться в страдание, которое еще более
дезорганизует интимные внутриклеточные и
внутритканевы е взаимоотношения.
Патологические процессы ни чем не
уравновешиваются, никак не компенсируются.
Образуются, но не разрушаются чуждые организму
продукты извращенного обмена, боль рождает
новую боль.[9]
Так кaкoe же значение в развитии и
становлении болевого ощущения имеют
болетворвые вещества? Накоплен ие ацетилхолина,
серотонина и гистамина при боли является,
бесспорно, явлением не первичного, а вторичного
характера, усиливающим, сохраняющим и
поддерживающим болевое ощущение. В сложном,
многообразном и пока е ще полностью не
расшифрованном болевом процес се все эти
биологически активные вещества принимают

American Scientific Journal № (2 9) / 2019 31

определенное участие. Но ошибочно каждому из
них приписывать самостоятельную роль в
возникновении боли и каждого из них считать
передатчиком боли.
Подводя ито го описанно му выше, можно
смело сказать, что при любой травме, любом
нарушении целостности тканей могут
образовываться различные продукты метаболизма,
обычно отсутствующие в норме, многочисленные
недоокисленные химические соединения, в том
числе и болетвор ные. Мы представили целую
серию веществ, кажд ое из которых может быть
причиной боли. Ни одно из них не может быть
отброшено и ни одному из них нельзя отдать
монопольное право быть единственным в
организме веществом, вызывающим боль. Быть
может, и характерн ые особенности вспытываемой
боли, для которой человеческий язык придумал
сотни определений, обусловлены бесконечным
сочетанием болетворных веществ, теми болевыми
точками и обертонами, которые мы пока еще не
умеем отделить друг от друга. Поэтому -то и
лечени е болевого синдрома и снятие боли требуют
от врача в каждом отдельном случае ювелирно
тонкого анализа. В одних спучаях на помощь
приходят противогистаминные препараты,
способные погасить боль, вызываемую
гистамином, в других боль снимается атропином,
диази лом, метацином – так называемыми
холинолитиче скими веществами, закрывающими
дорогу ацетилхолину, в третьих случаях
облегчение приносят эрготамин, дибенамин,
аминазин – вещества симпaтoлитического ряда,
препятствующие действию катехоламинов.
Врач должен ум еть разобратьс я в хаосе
химических и биохимич еских процессов,
вызывающих боль. Нужно уметь найти причину
боли, т.е. начало начал, первое звено в цепи
болевых ощущений. Но здесь самая большая
ошибка – стремление загасить предостерегающие
симптомы и вывести из строя механизмы, которые
организм мобилизу ет, защищая нас от боли. Наука,
даже на современном уровне знаний, не всегда
может выделить первичный патологический
процесс из суммы компенсаторных
«физиологических мер защиты». Это не ее вина, а
пока еще беда, но будем надеяться, что она
поправимая.

Список литературы:
1. Грачёв В.И., Маринкин И.О., Суслонова
Н.В. Болевое ощущение и его переферические
механизмы / Praha , Czech Republic . Scientific
discussion , vol . 1, No 30, (2019), s. 3 – 18.
2. Грачёв В.И., Ба йер Е.А., Пушкина Т.А.
Ощущение внешнего ми ра животными
организмами / Istedgade 104 1650 København V
Denmark . Danish Scientific Jornal (DSJ ), vol . 1, No
22/2019, s. 17 – 27.
3. Грачёв В.И., Байер Е.А., Пушкина Т.А. Боль,
как одно из чувств животного органи зма. /
Budapest , Hungary . The scientific he ritage, vol. 2, No
34/2019, s. 56 – 63.
4. Borenstein D.G. Epidemiology, Diagnostic
Evaluation and Treatment of low back pain // Curr.
Opinion Rheumatol ., 1999. – 11. P. 151 – 157.
5. Льюис Д. Г. Тайны человеческо го
организма, зарождение чело века, его роста,
питания, дыхания, кровообращения, половой
производитеьности, здоровья, болезненности и
смерти. Москва , изд . М. Орлова , 1876. - 397 с.
6. Euler U.S. Hur manniskokroppen fungerar,
Stockholm, 1964. S . 217.
7. Валь дман А. В., Игнатов Ю.Д. Центральные
мех анизмы боли. – Л.: Наука, 1976. - 191 с.
8. Грачёв В.И., Маринкин И.О., Суслонова
Н.В. Влияние кислородной недостаточности на
животный организм. – Москва, Новосибирск,
Магнитогорск: Магнитогорский Дом печати, 2019.
– 528 с.
9. Грачёв В.И., Маринкин И.О., С услонова
Н.В. Механизмы болевого ощущения центральной
нервной системы. / Oslo , Norwey . Norwegian Journal
of development of the International Science, vol. 1, No
30/ 2019, s. 10 – 32.