Американский Научный Журнал ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АКЦИОНЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ (51-54)

Рассматриваются проблемы, касающиеся уставного капитала акционерного общества, ответственности акционеров за убытки, причиненные акционерному обществу, и акционерного общества за убытки, причиненные дочернему обществу, ограничения прав акционеров и кредиторов при смене акционерным обществом своего правового статуса с публичного на непубличный и наоборот, корпоративного управления в акционерных обществах с государственным участием, легитимности образования и функционирования совета директоров, обжалования его решений членом совета директоров. Скачать в формате PDF
American Scientific Journal № ( 39 ) / 2020 51

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АКЦИОНЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Гольцов В.Б.
доктор юридических наук, доцент,
профессор кафедры правового регулирования градостроительства и транспорта
Санкт -Петербургского государственного архитектурно -строительного университета
Го лованов Н.М.
кандидат юридических наук, профессор
профессор кафедры правового регулирования градостроительства и транспорта
Санкт -Петербургского государственного архитектурно -строительного университета

Аннотация . Рассматриваются проблемы, касающиеся устав ного капитала акционерного общества,
ответственности акционеров за убытки, причиненные акционерному обществу, и акционерного общества
за убытки, причиненные дочернему обществу, ограничения прав акционеров и кредиторов при смене
акционерным обществом своего правового статуса с публичного на непубличный и наоборот,
корпоративного управления в акционерных обществах с государственным участием, легитимности
образования и функционирования совета директоров, обжалования его решений членом совета
директоров.
Ключев ые слова: Акционерное общество, акционер, уставный капитал, совет директоров,
корпоративное управление

Правовое регулирование акционерных
отношений в Российской Федерации не стоит на
месте. Законодатель периодически вносит
коррективы в их правовую основу, с тем чтобы она
соответствовала потребностям развивающихся
корпоративных отношений. Последние
масштабны е изменения в сфере акционирования
связаны с принятием Федерального закона от 19
июля 2018 года № 209 -ФЗ «О внесении изменений
в Федеральный закон «Об акционерных
обществах», которые коснулись правил об общем
собрании акционеров, о совете директоров,
ревиз ионной комиссии, сделках с
заинтересованностью, привилегированных акциях,
об управлении рисками, о внутреннем контроле и
внутреннем аудите (для публичных обществ) и др.
Тем не менее, значительный пласт проблемных
вопросов длительное время остается вне сфер ы
внимания законодателя.
Первое, на что необходимо обратить
внимание, - это м инимальный размер уставного
капитала акционерного общества. Для публичных
акционерных обществ он должен составлять не
менее ста тысяч рублей (ст. 26 Федерального закона
«Об акцио нерных обществах» от 26.12.1995 № 208 -
ФЗ (в ред. от 07.04.2020 гола (далее Закон об АО).
Заметим, что поскольку уставный капитал – это
минимальная гарантия прав кредиторов, то с
учетом нынешних ценовых реалий гарантия эта
весьма условная. Для сравнения: ми нимальный
размер уставного капитала акционерного общества
в Германии составляет 50 000 евро [4], в Австрии –
70 000 евро [3], в Италии – 120 000 евро [5], в
Швейцарии – 100 000 швейцарских франков [2], во
Франции – 225 000 евро [6].
В нашей стране на деле получается, что
участники акционерного общества осуществляют
деятельность имея одну сумму, а ведут
предпринимательскую деятельность путем
использования совершенно другой суммы. В то же
время очевидным фактом является, что компания,
не имеющая ни денег, ни любого иного имущества,
не может осуществлять коммерческую
деятельность. В этой связи законодателю следует
увеличить требования к размеру уставного
капитала акционерного общества, с тем чтобы, во -
первых, повысить степень доверия кредиторов к
участникам гр ажданского борота и, во -вторых,
обеспечить соответствие уставного капитала
акционерного общества своему основному
назначению - гарантии прав кредиторов общества.
Заслуживает внимания проблема
ответственности акционеров, действиями
(бездействием) которых пр ичинены убытки
акционерному обществу. В настоящее время,
согласно п. 3 ст. 3 Закона об АО, возможна только
субсидиарная ответственность таких акционеров к
ответственности самого общества и только за
доведение общества до банкротства при условии,
что они им ели право давать обязательные для
общества указания либо иным образом имели
возможность определять его действия и что,
используя указанное право и (или) возможность,
они заведомо знали, что вследствие этого наступит
несостоятельность (банкротства) общества .
Следует заметить, что Закон об АО
неоправданно сужает по сравнению с Гражданским
кодексом РФ (ГК РФ) сферу ответственности
упомянутых акционеров. В соответствии с
императивной нормой п. 3 ст. 53.1 ГК РФ, лицо,
имеющее фактическую возможность определять
действия юридического лица, в том числе давать
указания его единоличному исполнительному
органу, а также членам коллегиальных органов
управления, несет ответственность за убытки,
причиненные по его вине юридическому лицу. Как
видим, ответственность не огра ничивается
доведением общества до банкротства. Достаточно,

52 American Scientific Journal № ( 39 ) / 2020
чтобы действия, причинившие убытки
юридическому лицу, не отвечали принципам
разумности и добросовестности, не
соответствовали обычным условиям гражданского
оборота или обычному предпринимательскому
риску. Пункт 4 ст. 53.1 ГК РФ предусматривает
солидарную ответственность указанных выше лиц
за совместное причинение убытков юридическому
лицу. Как представляется, нормы п. 3 ст. 3 Закона
об АО должны быть скорректированы с учетом
требований ГК РФ об отве тственности лиц,
имеющих право давать указания юридическому
лицу.
Проблемным является вопрос о солидарной
ответственности основного акционерного
общества и дочернего акционерного общества по
сделкам, заключенным последним во исполнение
обязательных для не го указаний основного
общества (п. 3 ст. 6 Закона об АО). Обязательность
указаний основного общества должна быть
предусмотрена в договоре между ним и дочерним
обществом или в уставе дочернего общества (абз. 2
п. 3 ст. 6 Закона об АО). Если упоминания об эт ом
ни в договоре, ни в уставе дочернего общества нет,
то, следуя буквальному толкованию закона,
признать оба общества солидарными должниками
нельзя.
Закон, таким образом, предоставляет
основному обществу легальную возможность при
определенных условиях, на пример, при
преобладающем участии в уставном капитале
дочернего общества, избежать ответственности за
побуждение дочернего общества к заключению
сделок, невыгодных для него, но представляющих
интерес для основного общества. Спрашивается,
зачем предваритель но обговаривать
обязательность указаний основного общества
дочернему и тем самым подвергать себя риску
привлечения к солидарной ответственности за
возможные неблагоприятные последствия
навязываемых дочернему обществу сделок, если
можно обойтись и без этого ?
Абсурдность ситуации очевидна, особенно
применительно к случаю, когда основному
обществу принадлежит 100% акций дочернего
общества. Эту коллизию необходимо устранить
посредством исключения из абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона
об АО явно избыточного упоминания о
необходимости фиксации в договоре между
основным и дочерним обществами или в уставе
дочернего общества обязательности указаний
первого для второго.
Проблемным является вопрос об ограничении
прав акционеров и кредиторов при смене
акционерным обществом своег о правового статуса
с публичного на непубличный и наоборот.
При такой смене статуса акционерного
общества не применяется правило о составлении
передаточного акта, который при реорганизации
акционерного общества фиксирует правопреемство
по всем обязательств ам юридического лица в
отношении всех его кредиторов и должников,
включая обязательства, оспариваемые сторонами
(п. 1 ст. 59 ГК РФ); не требуется уведомлять
кредиторов о предстоящем изменении статуса
акционерного общества (абз. 2 п. 1 ст. 60 ГК РФ; п.
6 ст . 15 Закона об АО), соответственно они не могут
полноценно воспользоваться механизмами защиты
своих прав, предусмотренными п. 2 ст. 60 ГК РФ, и
в частности в отношении досрочного исполнения
обязательств общества, а при невозможности их
досрочного исполнени я – прекращения
обязательства и возмещения, связанных с этих
убытков.
На акционеров непубличного акционерного
общества при смене статуса общества не
распространяется правило о выкупе обществом по
их требованию принадлежащих им акций.
Акционеры публичного акционерного
общества при смене его статуса теряют право
свободно распоряжаться своими акциями,
поскольку оно ограничивается правом
преимущественной покупки акций другими
акционерами.
Кредиторы публичного акционерного
общества и иные заинтересованные лица лишаются
при изложенной ситуации права знакомиться с
информацией о деятельности непубличного
общества, так как закон не возлагает на него
обязанности публичного ведения дел.
Представл яется, что применение норм,
регламентирующих реорганизацию юридического
лица, целесообразно было бы распространить и на
случаи изменения статуса акционерного общества,
поскольку в противном случае остается
непонятным, почему права и интересы акционеров
и к редиторов в первом случае защищаются лучше,
чем во втором.
Имеются проблемы, связанные с
корпоративным управлением в акционерных
обществах с государственным участием.
Порядок реализации Российской Федерацией
своих прав акционера регулируется
Постановление м Правительства РФ от 3 декабря
2004 года № 738 «Об управлении находящимися в
федеральной собственности акциями акционерных
обществ и использовании специального права на
участие Российской Федерации в управлении
акционерными обществами («золотой акции» (в
ред. от 18 апреля 2020 года). В соответствии с этим
нормативным правовым актом – волеизъявление
акционера – Российской Федерации в отношении
участия в управлении акционерным обществом
оформляется решением Федерального агентства по
управлению федеральным им уществом
(Агентством). Эти решения отражаются в
письменных директивах, выдаваемых Агентством
своему представителю, действующему на
основании соответствующей доверенности, для
голосования на общих собраниях акционеров и для
голосования в ходе участия в засе даниях совета
директоров. Отсутствие директивы на голосование
является достаточным основанием для
обжалования заинтересованным лицом принятых
решений и признания их недействительными.

American Scientific Journal № ( 39 ) / 2020 53

Применительно к голосованию в совете
директоров неясны последствия для представителя
Агентства за причиненные обществу убытки,
возникшие у него по результатам таких
голосований. Согласно п. 2 ст. 71 Закона об АО, от
ответственности за причиненные обществу убытки
освобождаются лишь те члены совета директоров,
которые голосовал и против соответствующего
решения или не принимали участия в голосовании.
Но дело в том, что, голосуя за принятие
определенного решения, представитель Агентства
выражает не свою волю, а транслирует волю
государства, оформленную в виде директивы
Агентства. Соответственно данную особенность
его правового положения необходимо
предусмотреть в Законе об АО, установив, что
неблагоприятные последствия принимаемого для
общества решения с участием представителя
Агентства, действующего по указанию последнего,
падают не на него, а на государство.
Проблемным является вопрос о легитимности
выборов совета директоров, если в ходе
голосования было избрано меньшее количество его
членов, чем это предусмотрено уставом. На
практике встает вопрос, надо ли переизбирать уже
избра нных членов совета или же можно
ограничиться избранием только недостающих
членов. Как представляется, такое дополнительное
избрание недостающих членов совета директоров
практиковать нельзя, поскольку предписываемое п.
9 с. 37 Закона об АО кумулятивное голо сование за
весь состав совета в рассматриваемом случае
применить нельзя. Голосование придется
проводить только по каждому конкретному
кандидату, что повлечет за собой нарушение прав
миноритарных акционеров. Они не смогут
провести в совет директоров своего кандидата.
При невозможности по различным причинам
избрать совет директоров в количестве,
установленном уставом, разумным было бы внести
в устав изменения в части сокращения количества
членов совета директоров [2, с. 58 -62].
Заслуживает внимания проблема
функционирования совета директоров при
выбытии из него отдельных членов (например, в
случае смерти, признания недееспособным или
безвестно отсутствующим, подачи заявления о
добровольном выходе из совета по причине
болезни и другим причинам).
В соответстви и с п. 1 ст. 66 Закона об АО
члены совета директоров, избранные общим
собранием акционеров, сохраняют свои
полномочия до следующего первого годового
общего собрания, а если общее собрание не было
проведено в установленный уставом срок, то их
полномочия пре кращаются, за исключением
полномочий по подготовке, созыву и проведению
годового общего собрания. Досрочное
прекращение полномочий отдельных выбывших из
совета директоров членов закон не
предусматривает. Общее собрание акционеров,
согласно пп. 4 п. 1 ст. 4 8 Закона об АО, вправе
досрочно прекратить полномочия только всего
состава совета директоров в целом. Отсюда
следует, что фактически выбывшие из состава
совета директоров члены юридически таковыми
продолжают оставаться до момента вынесения
соответствующего решения общим собранием
акционеров. При изложенной ситуации принимать
решения, требующие единогласного одобрения,
становится практически невозможным. Это требует
устранения имеющейся коллизии в
законодательстве. За образец можно взять нормы
американского или немецкого законодательства.
Так, в США законодательство штатов Калифорнии
и Делавэр увязывает м омент прекращения
полномочий члена совета директоров с моментом
направления таким лицом соответствующего
уведомления в общество в письменной или
электронной форме. По законодательству ФРГ
члены наблюдательного совета избирается
одновременно со своими заместителями, так что
при выбытии основного члена совета его место
автоматически занимает его заместитель [1].
Хотелось бы остановиться на возможности
обжалован ия решений совета директоров его
членом. Право на такое обжалование
предоставлено п. 5 ст. 68 Закона об АО члену совета
директоров, не участвовавшему в голосовании или
голосовавшего против принятого решения, при
условии, что этим решением нарушены права и
законные интересы такого члена совета
директоров. Соответствующий иск может быть
подан в суд в течение одного месяца со дня, когда
член совета директоров узнал или должен был
узнать о принятом решении.
Законодатель не разъясняет, о каких правах и
интереса х члена совета директоров идет речь. Это
дает повод усомниться в действенности такой
защиты, поскольку доказывать нарушение права,
не обозначенного в законе, крайне сложно. На
заявленное требование всегда можно возразить об
отсутствии соответствующего прав а. Создается
впечатление о декларативности нормы,
предусмотренной п. 5 ст. 68 Закона об АО. Это
впечатление усиливается ввиду наличия у суда
права отклонить иск по причине того, что
голосование отсутствовавшего члена совета
директоров не могло повлиять на результаты
голосования и что допущенное нарушение не
является существенным. Последний критерий
вообще крайне размыт, что делает практически
невозможным защиту нарушенного права.
Непонятно также может ли член совета
директоров, избранный из числа акционеров,
ссылаться на нарушение его прав и интересов как
акционера, а не как члена совета директоров? Если
предположить, что такого права у него нет, то тогда
открывается возможность пр инятия незаконных
решений, касающихся значительного числа
акционеров, и оставления их в силе на законном
основании. Приведенная неопределенность в
действующем законодательстве должна быть
устранена в пользу конкретизации прав члена
совета директоров, подле жащих защите, в том
числе и прав члена совета директоров,

54 American Scientific Journal № ( 39 ) / 2020
являющегося акционером. Защита указанных прав
не должна ставиться в зависимость от количества
голосов, поданных за спорное решение, и
существенности допущенного нарушения.

Список источников
1.Барей ша И., Калинина Е. Состав совета
директоров: актуальные вопросы
https://www.km.ru/referats/BA08EAD6AF974C
B49179F561D980942B
2. Каким должен быть минимальный размер
уставного акционерного капитала для открытия
акционерной корпорации?
https://switzerlandbusiness.ru/ufaqs/kakim -
dolzhen -byt -minimalnyj -razmer -ustavnogo -
akcionernogo -kapitala -dlya -otkrytiya -akcionernoj -
korporacii/
3. Организационно -правовые формы
предприятий в Австрии
https://www.avstrija.at/ru/kompanii -v-avstrii (дата
обращения: 23 мая 2020 года).
4. Формы собственности в Герман ии. Общая
информация. https://www.taf -sp.de/poleznaya -
informatsiya/formy -sobstvennosti (дата обращения:
23 мая 2020 года).
5. Регистрация компаний
https://liveitaly.ru/wedo/incorporation (дата
обращения: 23 мая 2020 года).
6. Регистрация компании во Франции.
https://gflolaw.com/registracija -kompanii -france/